Пленум верховного суда раздел имущества

Все ответы в статье: "Пленум верховного суда раздел имущества" с комментариями профессионалов. Задавайте свои вопросы дежурному специалисту.

Пленум верховного суда раздел имущества

Имущество, приобретенное на личные средства одного из супругов в период брака, является его личной собственностью. К такому выводу пришел Верховный суд (ВС) в ходе рассмотрения иска жительницы Сочи к своему мужу о разделе совместно нажитого имущества, следует из материалов слушаний, поступивших в редакцию.

В конце 2017 года жительница юга России обратилась в Лазаревский районный суд Сочи с иском о расторжении брака и потребовала в равных долях поделить совместно нажитое имущество. В период брака с 1981 года супруги приобрели земельные участки площадью 1,2 тыс. кв. м и 1,5 тыс. кв. м и построили на них дома. Кроме того, они получили 3/7 доли в праве собственности на земельный участок площадью 700 кв. м и расположенный на нем дом, поясняется в материалах дела.

Муж истицы подал встречный иск, в котором указал, что жилые дома построены на его личные деньги, подаренные ему братьями, а также с использованием строительных материалов, полученных бесплатно от близких родственников. Доля вложений истца в строительство жилых домов составила 3/5 от их рыночной стоимости. Таким образом, он просил признать за ним право единоличной собственности на земельные участки, а жилые дома разделить между супругами пропорционально вложенным личным средствам.

Местный суд первоначальные и встречные исковые требования удовлетворил частично. За истицей было признано право собственности на половину участка площадью 1,2 тыс. «квадратов» и 1/5 доли расположенного на нем жилого дома, а за мужем — на остальное имущество. Кроме того, суд поделил пополам между супругами 180 тыс. руб., которые находились на счете мужа в Сбербанке. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение Лазаревского суда было оставлено без изменений.

Истица с таким решением не согласилась и в феврале 2018 года обратилась в Верховный суд России с просьбой признать за ней право собственности на половину имущества. ВС отменил решение местных судов и апелляционной комиссии и направил дело на новое рассмотрение.

В Верховном суде объяснили, что при разделе общего имущества супругов доли мужа и жены признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором. Кроме того, если имущество принадлежало каждому из супругов до вступления в брак или было получено в дар или унаследовано одним из них во время брака, то оно является личной собственностью каждого из супругов, говорится в материалах ВС.

При этом приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности. Однако в материалах дела жителей Сочи доказательство того, что спорные дома были построены на средства, подаренные мужу братьями, отсутствовали. Поэтому решения судов первой инстанции не являются законными, объяснили в ВС.

В конце ноября 2017 года в России предложили изменить нормы раздела имущества при разводе. По мнению Общественной палаты, в корректировке нуждается механизм раздела бизнес-активов между супругами.

В начале текущего года Верховный суд постановил, что россияне, получившие от властей муниципалитетов бесплатные участки, при разводе должны будут делить их как совместно нажитое имущество.

ВС рассказал, как считать исковую давность при разделе имущества

Надежда Кошелева* была замужем за Евгением Мастерковым* 12 лет. За это время они успели построить дом. При разводе делить имущество не стали, в доме остался жить муж Кошелевой – она против этого не возражала, хотя от своего права собственности на дом не отказывалась. Спустя год после развода он сочетался браком с новой женой, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя Мастерков умер, а наследники начали делить имущество, в том числе и дом. Он должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Мастеркова, но бывшая супруга решила отстоять свои права на имущество, которое изначально делить не стали. Она решила добиться, чтобы суд признал ее право собственности на половину дома. Ответчики же, новая семья Мастеркова, настаивали, что срок исковой давности уже пропущен, и спустя 7 лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Кущевский районный суд Краснодарского края иск удовлетворил, а апелляция, напротив, согласилась с ответчиком. На раздел общего имущества супругов отводится три года (п. 7 ст. 38 СК), и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака, указал краевой суд, а значит, срок исковой давности пропущен.

Кошелева обратилась в Верховный суд, который встал на ее сторону. Коллегия по гражданским спорам напомнила п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Согласно постановлению, срок исковой давности по подобным спорам составляет три года, однако не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены (п. 1 ст. 200 ГК).

Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

– из Определения Верховного суда по делу № 18-КГ17-217

Дом Кошелевой был построен в период брака, был совместной собственностью, спора же относительно дома не было. Значит, не было и нарушения прав со стороны ответчика, отметил ВС. При этом от прав собственности Кошелева не отказывалась. Следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, а выводы апелляции о его пропуске неверны. ВС отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Раньше суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака, говорит Кира Корума, партнер «Яковлев и партнеры». Очевидно, что и сегодня суды порой продолжают делать ту же ошибку, как в деле Кошелевой. Это, с одной стороны, защищает права обоих разведенных. Но, с другой стороны, порождает правовую неопределенность для них самих, для их новых супругов, для кредиторов, для приобретателей такого имущества и т. д., разъясняет Корума.

«Тот, кто владеет имуществом, может пользоваться им, совершать сделки, не ставя другого бывшего супруга в известность. А последний может долго ни о чем не беспокоиться, а спустя десяток лет предъявить претензии». По словам Корумы, в таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права. Но Верховный суд не дал разъяснений и примеров, какие конкретные обстоятельства при этом надо учитывать, с сожалением говорит Корума.

Читайте так же:  Пошаговая регистрация ип самостоятельно

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Пленум вс рф о разделе совместно нажитого имущества супругов

При разделе совместного имущества супругов суд обычно руководствуется ст. 34-39 Семейного кодекса РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (с изменениями и дополнениями), а в некоторых случаях и рядом иных правовых документов, например отдельными положениями Гражданского Кодекса Российской Федерации, Постановления пленума Верховного Суда РФ от 29.05.12 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Раздел совместно нажитого имущества супругов после расторжения брака

В суд нужно принести окончательный текст мирового соглашения в трех экземплярах: для жены, мужа и суда. Подписи сторон ставятся на каждом листе соглашения, а на последнем листе указывается не только подпись, но и ее расшифровка, а также дата заключения соглашения. В судебном заседании супруги должны заявить ходатайство о заключении мирового соглашения.

Мировое соглашение о разделе имущества супругов

Речь, в частности, о ситуациях, когда одна из сторон в течение продолжительного времени без уважительной причины не получала доходы или расходовала общие ценности в ущерб семейным интересам. К примеру, муж проигрывал деньги в азартных играх, злоупотреблял спиртным и пр.

Пленум вс рф о разделе совместно нажитого имущества супругов

Не ссылаясь на данный документ, все же использовать выводы и аргументацию, содержащуюся в нем для исков о разделе имущества, нажитого в сожительстве. Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши ск рф владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость. Учитывая, что размер пошлины за государственную регистрацию расторжения брака, произведенного в судебном порядке, установлен подп.

О применении судами законодательства при рассмотрении дел

Государством разработан ряд постановлений, которые защищают имущественные права обеих сторон. Постановление Пленума о разделе имущества супругов отражает практику применения судебными органами норм, действующих в нашей стране Гражданского и Семейного кодексов, которые регулируют рассмотрение дел о расторжении брачных отношений.

Постановление Пленума о разделе имущества супругов

При разделе общего совместно нажитого имущества учитывается как все имущество, супругов на момент раздела, так и их имущество, которое находится у третьих лиц (находится у родственников, друзей, знакомых, передано на кому-либо на хранение и т.п.), а также право требовать исполнение обязательств, возникших у супругов в период брака.

Пленум вс рф о разделе совместно нажитого имущества супругов

Так, Определением Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) от 16 декабря 2014 г. по делу N 15-КГ14-7 отменено решение Торбеевского районного суда Республики Мордовия от 14 марта 2014 г. и Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 3 июня 2014 г. по гражданскому делу о разделе совместно нажитого супругами имущества . Суд первой инстанции, определяя доли сторон в совместно нажитом в браке имуществе равными, указал на отсутствие предусмотренных пунктом 2 ст. 39 СК РФ оснований для отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей. Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Защита интересов несовершеннолетних детей при разделе совместно нажитого имущества супругов (Перова Т

Таким образом, для возложения солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Верховный Суд РФ предложил новый подход в практике рассмотрения дел о признании долговых обязательств одного из супругов общим долгом

ВОПРОС: В период, когда супруги состояли в браке, в банке был взят кредит. Сейчас подали заявление о расторжении брака. Кредит погашен (выплачен) не полностью. Как будет происходить раздел кредита при разводе (распределена оставшаяся сумма долга между супругами при разделе имущества)? Кто и в каком размере должен будет выплатить банку оставшуюся сумму долга по кредиту?

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ В КУРСКЕ

Если квартира их общая, то будет делиться пополам. Если он не проживал, то и расходов не нес. Исковая давность наступает с момента, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав и ничего не предпринял в течении трех лет. Они мирно договорились, что она будет жить в этой квартире, но не дарил ей свою долю. На счет ремонта: она проживая в квартире обязана делать ремонт содержать в надлежащем состоянии.

Раздел имущества пленум верховного суда

Решением Неклиновского районного суда Ростовской области от 18 мая 2015 г. иск удовлетворен частично. Произведен раздел спорного жилого дома, за Алеканкиным А.А. признано право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, прекращено право собственности Алеканкиной О.В. на 1/2 доли в праве на жилой дом, в остальной части иска отказано.

Определение Верховного Суда РФ от N 41-КГ16-17

В соответствии с п. Кроме того, при заключении кредитного договора с Никитиной А. Выслушав стороны, изучив материалы дела, суд приходит к следующему: В соответствии со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака общему имуществу супругов , относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие.

Пленум вс рф о разделе совместно нажитого имущества супругов

О.Г. обратилась в суд с иском к О.В. о признании совместно нажитым и разделе недвижимого имущества: четырехкомнатной квартиры, двухкомнатной квартиры, жилого дома и земельного участка. Истица просила передать ей в собственность квартиры, освободив их от ареста, а в собственность О.В. передать жилой дом и земельный участок, взыскав с него в пользу истца компенсацию несоразмерности стоимости передаваемой доли.

Читайте так же:  Дата выхода на пенсию 1965 года рождения

При разрешении спора о разделе имущества супругов, суд обязан установить весь объем принадлежащего супругам совместно нажитого имущества, подлежащего разделу

В случае, когда при расторжении брака в судебном порядке будет установлено, что супруги не достигли соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке и размере средств, подлежащих выплате на содержание детей и или нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о разделе общего имущества супругов либо будет установлено, что такое соглашение достигнуто, но оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд разрешает указанные вопросы по существу одновременно с требованием о расторжении брака.

Постановление пленума вс рф о разделе совместно нажитого имущества

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., объяснения Алеканкиной О.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации В период брака приобретен жилой дом и земельный участок по адресу:

ВС разъяснил сроки давности при разделе имущества

Развод без претензий

Дмитрий и Мария Субботины* были женаты. Находясь в браке, супруги приобрели трёхкомнатную квартиру в Балашихе, оформив её в совместную собственность. Жене по договору пожизненной ренты также досталась «однушка». Но супруги решили развестись.

После развода дети остались жить с женой в трёхкомнатной квартире, а однокомнатную квартиру Мария Субботина сдавала. После развода бывший муж обратился в мировой суд, чтобы разделить права на спорное имущество. Они поделили автомобили, но о пользовании квартирами супругам удалось договориться без суда, то есть конфликт по этому поводу не возникал. Через четыре года после развода Дмитрию Субботину стало известно о намерениях бывшей супруги продать однокомнатную квартиру. В итоге он обратился в суд, чтобы поделить её как общее имущество, а «трёшку» оставить за женой.

В первой инстанции истцу отказали, сославшись на то, что он пропустил срок исковой давности. Суд отметил, что о нарушении своего права в отношении спорного имущества Субботин узнал в январе или феврале 2014 года. Об этом свидетельствуют поданные при рассмотрении спора о расторжении брака встречные иски о разделе общего имущества супругов, после чего супруги заключили соглашение и поделили только машины. Но требования в суд он заявил через четыре года после развода. Решение устояло в апелляции.

Верховный суд исправил ошибку

Но Верховный суд не согласился с нижестоящими коллегами. Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Юрьева напомнила, что срок давности в делах о разделе общего имущества составляет три года. Но исчисляется он не со дня развода или регистрации права собственности за одним из супругов, а с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на имущество (п. 2 ст. 9 Семейного кодекса, Пленум ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

На то, чтобы подать в суд и поделить общее имущество после расторжения, есть три года. Но исчисляются они не с даты развода. Считать нужно с момента, когда бывшему супругу должно было стать известно, что нарушаются его права на общее имущество, следует из определения суда (дело № 4-КГ19-19).

То, что истец обращался к мировому судье с требованием о разделе спорного имущества, подтверждает наличие такого спора на момент подачи иска о расторжении брака, соглашается ВС. Но позже проблема была снята. Субботин не обращался в суд, чтобы делить квартиры, поскольку считал, что он и его бывшая жена пользуются ими по взаимному согласию, а забеспокоился только после информации о продаже жилья. В такой ситуации срок не пропущен, сделал вывод ВС и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (результаты рассмотрения не указаны на сайте суда).

Три года не решат вопрос

Если подождать три года с момента расторжения брака, то всё имущество достанется тому супругу, на имя которого оно зарегистрировано – такое мнение распространено среди обывателей. Но это заблуждение, подтверждает адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова: суды ошибаются в таких вопросах нечасто, считает она.

По словам Овчинниковой, чаще в связи со спорами о разделе имущества возникают другие проблемы. Основные из них три:

  1. Определение состава имущества, подлежащего разделу.
  2. Возможность отступления от равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних.
  3. Возврат имущества в совместную собственность супругов при недобросовестном поведении одного из них, его попытках исключить имущество из состава совместно нажитого.

Практика Все ради детей: когда имущество при разводе делят не поровну

По определению сроков давности для требований о разделе имущества есть устойчивая судебная практика, основанная на нормах права: срок следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество, подтверждает Галина Павлова, управляющий партнёр Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Семейное/Наследственное право группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × . Что же касается определения момента нарушения прав, то этот вопрос судами разрешается различно: каждый раз в зависимости от конкретной ситуации. Тем лучше, что на неисследованность обстоятельств действительного нарушения прав указал Верховный суд, отмечает Павлова: «Для судебной практики очень важно, что ВС обращает внимание не только на нарушение норм права, но и на их применение с учётом всех обстоятельств дела».

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Верховный суд о разделе имущества между супругами

Верховный суд разъяснил, что доходы каждого из супругов, полученные ими во время брака от трудовой и предпринимательской деятельности, относятся к совместному имуществу, подлежащему разделу между супругами.

Продолжаем рассматривать новый Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2019), включенные в Обзор прецеденты.

Видео (кликните для воспроизведения).

Т.Н. с учетом уточненных требований обратилась в суд с иском к Т.А. о расторжении брака (стороны состояли в браке с 1980 года) и разделе совместно нажитого имущества. Просила признать за ней право на ½ доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок, выделить в ее собственность 40 тонн семян подсолнечника, предметы бытовой техники, также просила взыскать с Т.А. в ее пользу компенсацию стоимости передаваемого ему общего имущества супругов.

В обоснование требований Т.Н., в частности, указала, что с 17 декабря 2009 г. Т.А. является индивидуальным предпринимателем и главой крестьянского (фермерского) хозяйства (далее – КФХ), в деятельности которого она принимала непосредственное участие, вела бухгалтерский учет, принимала урожай, в связи с чем фактически является его членом и вправе претендовать на половину стоимости общего имущества супругов в КФХ.

Т.А. иск не признал, предъявил к Т.Н. встречный иск о разделе совместно нажитого имущества, в котором просил исключить из состава общего имущества супругов имущество, принадлежащее КФХ, признать доли в совместно нажитом имуществе сторон равными и осуществить его раздел.

Читайте так же:  Вызов сотрудника из отпуска как оформить

В обоснование требований Т.А. указал, что в период брака сторон приобретено заявленное к разделу имущество, вместе с тем тракторы, комбайн с жаткой, плуг, культиватор, сеялка, опрыскиватель, бочка для воды, цистерна для топлива, тележка тракторная, сварочный аппарат, земельные участки, а также сельскохозяйственная продукция, которой являются семена подсолнечника, в состав имущества, нажитого супругами в период брака, не входят, разделу не подлежат.

Решением суда исковые требования Т.Н. удовлетворены частично. Брак, заключенный между Т.Н. и Т.А., расторгнут. Суд произвел раздел движимого и недвижимого имущества, определив компенсацию разницы стоимости имущества, переданного сторонам.

Разрешая, в частности, требования Т.Н. о взыскании с Т.А. компенсации половины стоимости имущества, приобретавшегося для осуществления деятельности КФХ, суд первой инстанции исходил из его принадлежности КФХ, в связи с чем исключил спорные земельные участки и предназначенное для работы КФХ движимое имущество из состава совместно нажитого сторонами в период брака имущества. Поскольку Т.А. не отрицал того, что ведение фермерского хозяйства осуществлялось супругами совместно до фактического прекращения брачных отношений в ноябре 2016 года, несмотря на отсутствие письменного соглашения об этом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 162, п. 2 ст. 258 ГК РФ, пришел к выводу о том, что оба супруга являлись членами КФХ, поэтому взыскал с Т.А. в пользу Т.Н. компенсацию половины стоимости этого имущества и выделил в собственность Т.Н. 40 тонн семян подсолнечника.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения данных исковых требований и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении этих требований, суд апелляционной инстанции признал приведенные выводы суда первой инстанции противоречащими п. 2 ст. 33 СК РФ, ст. 1, 4, 6 и 8 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», ст. 78 ЗК РФ, ст. 257 ГК РФ, указав, что представленные в суд доказательства свидетельствуют о том, что Т.А. является главой и единственным членом крестьянского (фермерского) хозяйства, соглашение между Т.А. и Т.Н. о создании фермерского хозяйства не заключалось, Т.А. как единственный член КФХ согласия на членство Т.Н. в КФХ не давал, из трудовой книжки Т.Н. следует, что она в период с 1996 по 2002 год работала бухгалтером в КФХ, в связи с чем между КФХ и Т.Н. имелись трудовые правоотношения.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что Т.Н. в рамках рассматриваемого дела с требованиями о признании ее членом КФХ не обращалась, оснований выйти за пределы заявленных требований в порядке ч. 3 ст. 196 ГПК РФ у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (пп.1, 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128 и 129, пп. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

В силу п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно пп. 1, 2 и 3 ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и инуюхозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии. Фермерское хозяйство может быть создано одним гражданином. Фермерское хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

В силу ст. 33 СК РФ права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются ст. 257 и 258 ГК РФ.

Вместе с тем у супругов, ведущих крестьянское (фермерское) хозяйство, кроме продуктов, плодов и орудий для ведения этого хозяйства, есть еще и совместно нажитое имущество, используемое в процессе их семейной деятельности. Следовательно, в зависимости от вида и назначения имущества, источника его приобретения у членов крестьянского (фермерского) хозяйства могут быть разные права на принадлежащее им имущество.

Как видно из материалов дела и было установлено судами обеих инстанций, 17 декабря 2009 г. деятельность КФХ как юридического лица прекращена, с указанной даты Т.А. осуществляет единолично предпринимательскую деятельность по ведению крестьянского (фермерского) хозяйства, других членов в крестьянском фермерском хозяйстве не имелось. В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Читайте так же:  Обязательно ли нужна голограмма в трудовой книжке

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

ВС не согласился с позицией нижестоящих инстанций о допустимости раздела бизнеса при разводе

26 марта Верховный Суд вынес Определение № 81-КГ19-2, в котором разобрался, может ли бизнес индивидуального предпринимателя, начатый в период брака, являться предметом раздела совместно нажитого имущества супругов при разводе.

Елена Коробицына обратилась в Гурьевский городской суд Кемеровской области с иском к бывшему супругу Александру Коробицыну о разделе совместно нажитого имущества. Она указала, что ими в период брака за счет общих денежных средств было приобретено движимое и недвижимое имущество. При этом квартира и гараж были оформлены в собственность матери мужа. Еще одна квартира была приобретена истицей на личные деньги. Она попросила признать данную квартиру ее личным имуществом, взыскать с мужа компенсацию за половину доли в праве собственности на общее имущество в сумме более 700 тыс. руб.

Александр Коробицын обратился в суд со встречным исковым заявлением. В нем он просил взыскать с бывшей жены компенсацию в размере половины стоимости нежилого помещения, половину рыночной стоимости бизнеса индивидуальной предпринимательской деятельности супруги, а также половину денежного вклада в сумме более 170 тыс. руб. Александр Коробицын указал, что имущество было приобретено в браке, оформлено на имя их сына на основании договора дарения от 29 января 2016 г., заключенного супругой в отсутствие согласия мужа на совершение сделки.

17 мая 2018 г. первая инстанция признала совместным имуществом супругов жилой дом и земельный участок, гараж, более 634,5 тыс. акций, оружие, нежилое помещение и бизнес ИП Елены Коробицыной.

В собственность Александра Коробицына были переданы жилой дом и земельный участок, гараж, акции и оружие. Супруга получила нежилое помещение и бизнес. В счет разницы в стоимости переданного супругам имущества с жены была взыскана денежная компенсация в размере половины доли бизнеса – более 2,6 млн руб. Суд отметил, что предприятие было организовано в период совместного проживания сторон и на его организацию были затрачены совместные деньги. Квартира была признана собственностью Елены Коробицыной.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение первой инстанции было оставлено без изменения, в связи с чем Елена Коробицына обратилась в ВС с кассационной жалобой.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда указала, что в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из них от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Суд отметил, что в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

ВС напомнил, что согласно ст. 128 ГК к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) и нематериальные блага. В силу ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Из приведенных положений следует, что одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о том, является ли бизнес Елены Коробицыной объектом гражданских прав, однако нижестоящий суд указанные обстоятельства не учел. «Суд не учел, что сам бизнес самостоятельным объектом права, предусмотренным гражданским законодательством, не является, а представляет собой деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно- правовых форм коммерческих организаций, а также индивидуальными предпринимателями», – подчеркнул ВС.

Он указал, что имущество, приобретаемое ИП в период брака в процессе своей деятельности, а также доходы от нее в силу ст. 34 СК являются общим совместным имуществом. «Таким образом, предметом раздела между супругами могут быть доходы от предпринимательской деятельности и имущество, приобретенное индивидуальным предпринимателем в период брака», – заключил Суд.

Так, ВС отменил решения нижестоящих судов в части признания бизнеса совместным имуществом супругов и его раздела, а также взыскания с Елены Коробицыной денежной компенсации в пользу бывшего мужа, направил дело на новое рассмотрение в указанной части в суд первой инстанции.

Комментируя «АГ» позицию Верховного Суда, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян назвал ее обоснованной. Он отметил, что нижестоящие инстанции неправильно определили имущество, которое подлежит разделу суды, указав на «1/2 рыночной стоимости предприятия (бизнеса) индивидуальной деятельности».

«Суды не конкретизировали данный объект для решения вопроса о разделе. Необходимо установить, что именно включено в понятие “бизнес”. Например, это может быть помещение, которое было получено в аренду, а также имущество и оборудование, которое было куплено супругами и используется в процессе деятельности, а также доход, который был получен в результате такой предпринимательской деятельности. Поэтому предметом раздела должно быть в отдельности конкретное движимое или недвижимое имущество, а также доход от предпринимательской деятельности. При таком подходе к решению вопроса, в совокупности, можно уже провести оценку имущества, определить размер доходов от предпринимательской деятельности, и если суд принимает решение оставить данное имущество одной стороне, то данная сторона должна компенсировать другой стороне половину стоимости имущества», – пояснил Арсен Егиазарян.

Читайте так же:  Какая разница между адвокатом и юристом

Адвокат также посчитал, что правоприменительную практику постановление ВС не изменит, так как оценку имущества и доходов от предпринимательской деятельности стороны, как правило, определяют для себя в процессе спора. «Кроме того, если в исковом заявлении о разделе совместно нажитого имущества, одна сторона просит осуществить раздел 1/2 бизнеса, который супруги организовали в процессе брака, то судам следует разъяснять сторонам спора, что они не могут требовать раздела бизнеса, они должны конкретизировать каждый предмет раздела и обосновать требование», – подчеркнул Арсен Егиазарян.

Адвокат МКА «Адвокат» Максим Жмурков указал, что в бракоразводных делах с разделом совместно нажитого имущества действительно встречается практика выдела доли супруга, например в ООО. «В такой ситуации затрагиваются вопросы безопасности корпорации, которые могут быть решены, в частности, через запрет в уставе или в специальном договоре участников общества. Но в этом случае речь идет о доле в уставном капитале общества, а не о рыночной стоимости бизнеса, поскольку последняя категория, как справедливо заметил ВС РФ, не принадлежит к объектам гражданских прав. Рыночная стоимость бизнеса определяется экспертными методами и представляет собой, по сути, оценку бизнеса как деятельности и не только является оценочной категорией, но и крайне изменчивой в различные моменты времени», – отметил адвокат.

«Однако если среди целей определения рыночной стоимости бизнеса могут быть установление стоимости объекта залога (при ипотеке) в разделах и поглощениях, реструктуризации, ликвидации предприятия и т.п., то почему бы не применить ее для цели выделения долей при разделе имущества бывших супругов. Это ведь тоже способ добиться оценки совместного имущества», – указал Максим Жмурков.

Верховный суд рассказал, как делить нажитое в браке

Роман и Татьяна Катречкины* 17 лет прожили вместе, у них есть две дочери, одна из которых несовершеннолетняя. Семья приобрела земельный участок с жилым домом, однокомнатную квартиру за 2 800 000 руб. в кредит от ОАО «Сбербанк России» (с использованием 393 239 руб. материнского капитала) и автомобиль BMW X5 за 3 132 622 руб. в кредит от ЗАО «ЮниКредитБанк». Оба кредита еще не погашены. Право собственности на недвижимость зарегистрировано за Татьяной, на машину – за Романом. В июле 2015 года супруги решили развестись, и Роман обратился в суд, где просил разделить недвижимое имущество поровну, а автомобиль передать ему с выплатой бывшей жене компенсации за принадлежащую ей долю. Впоследствии Роман уточнил иск и попросил рассчитать компенсацию с учётом выплат по двум кредитам (за квартиру и машину), которые он производил единолично после прекращения брачных отношений.

Татьяна подала встречный иск, полагая, что при разделе совместно нажитого имущества должны быть учтены интересы их дочерей, которые остались с ней. Женщина просила передать в ее собственность квартиру, признать за ней право на 2/3 земельного участка с домом, а за это «повесить» на нее оба кредита. Экс-мужу она предложила отдать автомобиль и 1/3 участка с домом.

ИСТЕЦ: Роман Катречкин*

ОТВЕТЧИК: Татьяна Катречкина*

СУТЬ СПОРА: Раздел совместно нажитого имущества после прекращения брака

РЕШЕНИЕ: Определение суда частично отменить, дело в этой части направить на новое апелляционное рассмотрение

Всеволожский городской суд Ленинградской области поделил земельный участок с домом и квартиру поровну, машину отдал экс-супругу и обязал его выплатить бывшей жене 884 500 руб. компенсации. Обязательства перед «Сбербанком» по оплате долга суд оставил за обоими заявителями.

Ленинградский областной суд перешел к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции, отменил ранее вынесенное решение и принял новое. Он указал: кредит за квартиру выплачивала только Татьяна, с ней остались оба ребенка, квартира однокомнатная и малогабаритная, у бывших супругов сложились неприязненные отношения, а значит, совместное пользование квартирой невозможно. Поэтому суд признал за Татьяной право собственности на 21/25 доли в однокомнатной квартире и по 2/25 доли отдал каждой из дочерей. Суд поделил земельный участок с домом поровну между экс-супругами, взыскал с Татьяны в пользу Романа половину выплаченных в период брака денег за квартиру (это 875 532 руб.), возложил на нее погашение кредитного договора перед «Сбербанком», предоставил Татьяне право потребовать у Романа вернуть ей деньги, выплаченные ею за машину после прекращения брака. За Романом суд признал право собственности на автомобиль, но обязал его отдать Татьяне половину выплаченных в период брака денег за машину (это 1 301 063 руб.).

Верховный суд отметил, что апелляция фактически оставила уточненный иск Романа без внимания и не дала ему никакой правовой оценки. ВС также не устроили присужденные сторонам суммы – в деле имеется экспертная оценка машины и квартиры, и при определении размера компенсаций суду следовало исходить из нее, а не из стоимости уплаченных кредитов. ВС указал: для раздела квартиры сначала нужно определить долю Романа, а затем стоимость этой доли. Апелляция определила эти доли равными, но не рассчитала стоимость самого имущества и доли сторон в этом имуществе в денежном выражении, поэтому фактически взыскала компенсации произвольно. Признавая за Татьяной право требовать с Романа все деньги, которые она выплатила банку за автомобиль после прекращения брака, апелляция не учла, что размер выплат должен быть пропорционален присуждённым долям.

В итоге ВС отменил апелляционное определение в части взыскания с Татьяны в пользу Романа 875 532 руб. в счёт компенсации половины квартиры, взыскания с Романа в пользу Татьяны 1 301 063 руб. в счёт компенсации половины машины, признания за Татьяной права требовать с Романа выплаченных ею денег за машину после прекращения брака, и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. В остальной части определение суда осталось без изменений (№ 33-КЛ8-3).

«Определение ВС фактически устанавливает, что размер затрат супругов на приобретение имущества не входит в число оснований, по которым суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, как это предусмотрено п. 2 ст. 39 СК»

Наталья Котлярова, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Видео (кликните для воспроизведения).

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Источники


  1. Основы права; Академия — Москва, 2010. — 256 c.

  2. Пчелинцева, Л.М. Семейное право России; Норма, 2011. — 704 c.

  3. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.
  4. ред. Кононенко, І.П. Законодавство про адміністративну відповідальність; Київ: Видавництво політичної літератури України, 2012. — 340 c.
  5. Сырых, В. М. Теория государства и права / В.М. Сырых. — М.: Юстицинформ, 2011. — 704 c.
Пленум верховного суда раздел имущества
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here