Добрая воля сторон при совершении сделок

Все ответы в статье: "Добрая воля сторон при совершении сделок" с комментариями профессионалов. Задавайте свои вопросы дежурному специалисту.

Соотношение воли и волеизъявления

Как известно, сделка — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменения или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделка может быть признана недействительной, то есть действия, совершенные субъектами, не обладают признаками юридического факта, порождающего определенные правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

К условиям недействительности сделок относятся незаконность содержания; неспособность физических и юридических лиц, совершающих сделку, к участию в ней; несоблюдение формы сделки; а также несоответствие воли волеизъявлению.

Таким образом, несоответствие воли волеизъявлению является одним из оснований недействительности сделки, поэтому особо важно законодательно урегулировать понятие волеизъявления, соотношение воли и волеизъявления для недопущения различного толкования данных понятий судами, а также в целях унификации разрешения споров по данной категории дел, а именно сделок с пороками воли.

Согласно толковому словарю Ожегова, волеизъявление — «обнаружение воли», «выражение своего желания согласия на что-н.» Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. М., 1999. С.95.. Т.Ф. Ефимова толкует волеизъявление в качестве «проявления воли», «изъявления своего желания» Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково- словообразовательный: В 2 т. М.,2000. С.50.. Следует отметить, что данный термин не истолковывается так широко и подробно, как категория воли.

Законодателем данная категория, как и категория воли, не была введена в гражданский оборот. Однако необходимость включения данных дефиниций обуславливается в неоднозначном толковании в судебной практике, а также разгорающимися спорами среди цивилистов о значении и месте данной категории «волеизъявление» в цивилистике.

«Сделка, как всякое юридическое действие, есть определенное решение ее участников. Однако государство и право не могут иметь дело с внутренними психическими процессами, не получившими внешнего выражения. Только в тех случаях, когда воля получает внешнее выражение, она может иметь внешнее выражение, она может иметь юридическое значение; лишь с волей, выраженной участниками сделки, связываются юридические последствия» Петров А.Ю. Указ. соч. С.22..

В связи с этим, в сделке необходимо дифференцировать понятие воли и ее внешнее выражение, волеизъявление. Только когда имеется не только воля, но и волеизъявление, сделка признается совершенной.

Представляется возможным выделить собственное определение волеизъявления, в целях унификации судебного процесса в делах об оспаривании категории дел с пороками воли, а также пресечению двоякой и неясной трактовки вышеуказанного понятия.

Таким образом, представляется возможным определить волеизъявление как внешний процесс выражения воли, проявляющийся в обличении решения, возникшего в результате внутреннего регулятивного процесса, в действие.

«Волеизъявление в сделке реализуется с помощью различных способов, которые подразделяются на три основные группы: 1) прямое волеизъявление непосредственно выражает внутреннюю волю; посредством прямого волеизъявления может быть совершена любая сделка; 2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку — конклюдентные (от лат. concludere — заключать, делать вывод); 3) изъявление воли может иметь место и посредством молчания — в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон Попова Ю.А. Значение воли и волеизъявления в сделке // Законность и правопорядок в современном обществе. 2013. №5. С. 59.».

Волеизъявление является главным способом проявления воли вовне. Во всех случаях, когда внутренняя воля влечет правовые последствия, она должна выражаться во внешних действиях, поскольку только так воля может иметь значения для оборота. Волеизъявление имеет следующие функции: объективизацию воли, порождение правовых последствий воли и фиксацию содержания воли.

Посредством объективизации адресату сообщается содержание внутренней воли лица. «Соответственно, обязательным условием объективизации является совершение объективирующего действия действующим лицом и, как правило, восприятие содержания адресатом». Панов А.А. Указ. соч. С.23. При этом, так как объективизация играет роль исполнения функции сообщения воли на сделку, поэтому объективирующее действие должно быть доступным для восприятия окружающими в качестве волеизъявления, то есть выражение определенной воли на достижении известных целей посредством сделки.

Функция порождения правовых последствий выражается, как способность волеизъявления порождать, изменять или прекращать правоотношения. Порождение определенных правовых последствий является целью воли на совершение сделки и, соответственно, целью волеизъявления, посредством которого воля объективируется.

Более того, волеизъявление не выполняет по отношению к воле только служебную функцию. Волеизъявление устанавливает, какие именно правовые последствия наступят. В связи с тем, что процесс воли скрыт от участников оборота, и не имеется возможности доказать ее содержание, то только волеизъявление, посредством которого выражается воля, порождает правовой эффект. То есть волеизъявление делает волю юридически значимой. С этим связана такая функция волеизъявления, как фиксация содержания юридически значимой воли.

Данная функция выражается в следующем. В процессе формирования воли чувства и эмоции людей динамичны. Под влиянием новой информации, лицо постоянно оценивает правильность своего решения. Более того, решение может поменяться даже после принятия решения совершить сделку и сообщения решению адресату. Поэтому волеизъявление фиксирует содержание в таком виде, в котором оно было выражено. Сформулированные в последующем решения, желания, мотивы не могут являться основаниями для изменения уже выраженной юридически значимой воли.

В научной среде трактуются различные точки зрения по вопросу соотношения воли и волеизъявления. «Так, в источниках русского гражданского права первой половины XIX века предпочтение отдавалось «волевой теории» к представителям относились Ф.К. Савиньи, А.Бринц» Малофеев А.А. Проблемы соотношения воли и волеизъявления в сделке // Правоведение.2014. № 2. С.49..

«В идеале волеизъявление полностью должно соответствовать действительной воле лица, желающего наступления того или иного правового результата.

Однако, на практике нередки случаи, когда внешнее проявление воли не соответствует воле внутренней (оговорки, описки и т.д.), или, когда в момент заключения договора на формирование воли лица было оказано какое-либо постороннее воздействие (обман, ошибка, принуждение)» Ешманов С.Ж. Воля и волеизъявление как элементы, формирующие основание возникновения договорного обязательства // Инновации в науке. 2014. № 5. С. 65.. « Н.В. Рабинович и В.П. Шахматов считают, что при расхождении между волей и волеизъявлением (если сделка признается состоявшейся и истинная воля может быть выяснена) предпочтение должно быть отдано воле. И.Б. Новицкий, С.В. Занковская отдают преимущество волеизъявлению, так как в сделках «юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и всего гражданского оборота в целом.

Третья позиция состоит в том, что воля и волеизъявление равнозначны. Эта точка зрения обосновывается такими учеными, как М.М. Агарков, О.А. Красавчиков, О.С. Иоффе, В.А. Мусин, А.М. Белякова, Ф.С. Хейфец. Они обращают внимание на то, что условием действительности сделки закон считает совпадающие воли и волеизъявление, следовательно, в случаях несовпадения воли и волеизъявления или упречности воли возникает необходимость признания сделки недействительной. Только в их единстве заложена сущность сделки. Отсутствие любого из этих элементов означает отсутствие сделки» Козырев З. Ю. Каболов В.В.Условия действительности сделок по гражданскому законодательству РФ// Инновации в науке. 2015. № 3. С. 72..

Читайте так же:  Как убрать плохую энергетику в квартире

Этой же позиции придерживается и Уруков В.И., считающий, что «воля и волеизъявление являются предпосылкой порождения не только договорного правоотношения и других гражданско-правовых отношений, всегда действует принцип единства воли и волеизъявления (без конкретной воли не может быть ее изъявления, и , наоборот, изъявление воли фактически не может быть в отсутствие конкретной воли при нормальном процессе гражданского оборота) .

Представляется, что в сделке должно господствовать единство, полное соответствие внутренней воли и волеизъявления. Лишь в этом случае сделка будет действительной. Попова Ю.А. Указ. соч. С.62.

Следует согласиться с позицией Кратенко М.В., которую также поддерживает Политова, считающие, что в российском законодательстве закрепился последний из указанных подходов. «Несоответствие волеизъявления воле может служить основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, воля и волеизъявление являются двумя составляющими одного и того же процесса психического отношения лица к совершаемому им действию. Если воля направлена на одно действие, а волеизъявление выражает намерение совершить другое действие, сделка вызывает споры между участниками, что препятствует ее совершению. Политова И.П. О задачах исследования понятий «воля» и «волеизъявление» в цивилистике // Вестник Самарской гуманитарной академии. 2012. №1. С.115. Значит, для сделки важно единство воли и волеизъявления.

§ 3. Способы выражения воли в сделках и форма сделок

доведения ее до заинтересованных лиц в значении волеизъявления.
Так, одним из таких способов выражения воли является обычное при данных обстоятельствах поведение
-216-

видами форм сделок. В общем-то это, конечно, правильно. Любой вид волеизъявления представляет собой форму выражения води. Но вместе с тем, когда речь идет о форме сделки в специальном значении этого понятия, под формой сделок необходимо подразумевать форму, в которую облекается волеизъявление, т.е. уже объективно выраженная вовне водя на совершение сделки. В такую форму может облекаться лишь волеизъявление, выраженное словами. /
В соответствии с законодательством сделки могут совершаться устно или в письменной форме (простой или нотариальной).
Возможность совершения сделок в устной форме предусмотрена законом для тех из них, которые совершаются на небольшую сумму или по поводу которых редко возникают споры. Это сделки граждан между собой на сумму, не превышающей (как представляется, должно быть в новом ГК), трехкратный размер минимальной заработной платы, сделки с любым субъектным составом и независимо от суммы,-но исполняемые при самом их совершении, как, например, договор купли-продажи за наличный расчет.

В этом случае любому физическому или юридическому лицу, которое оплатило товары или услуги на основании устной сделки с другими юридическими или физическими лицами, по его желанию должен быть выдан документ, подтверждающий основание и сумму полученных денег.
Гражданский -кодекс, предусматривает случаи, когда сделки должны совершаться в письменной форме: а) сделки между юридическими лицами, а также между юридическими и физическими лицами, за исключением сделок, совершаемых в устной форме; б) граждан между собой на сумму свыше указанной в законе (как представляется нам, она должна быть больше трехкратного размера минимальной заработной платы, за исключением сделок, совершаемых в устной форме); в) иные сделки, относительно которых закон требует соблюдения письменной формы.
‘ Советское гражданское право. 4.1 / Под ред. В.А.Рясен-цева. М., 1986. С.204.
— 218 —

ми на то органами. Так, например, сделки по отчуждению жилых домов иквартир подлежат регистрации в исполнительных комитетах местных Советов народных депутатов. Законадательство также может устанавливать государственную регистрацию и для сделок с движимым имуществом определенных видов.

Обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли обеих сторон

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-8823/11 от 28.12.2011 пояснил, что в предмет доказывания факта мнимости сделки входят обстоятельства того, что при совершении спорной сделки стороны не намеревались ее исполнять, оспариваемая сделка действительно была не исполнена, не породила правовых последствий для третьих лиц, направленность воли сторон на совершение именно прикрываемой сделки.

ФАС указал, что мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Для сделок купли-продажи правовым последствием является переход титула собственника от продавца к покупателю на основании заключенного сторонами договора.

Мнимая сделка характеризуется несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон, в связи с чем сделка является мнимой в том случае, если уже в момент ее совершения воля обеих сторон не была направлена на возникновение, изменение, прекращение соответствующих гражданских прав и обязанностей.

Для признания сделки недействительной необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Исследовав обстоятельства дела, суды установили, что правовые последствия, характерные оспариваемым сделкам, соответствуют фактическим результатам их совершения, поскольку оспариваемые сделки купли-продажи были направлены на возникновение между сторонами правоотношений по изменению собственника имущества, являющегося предметом вышеуказанным сделок, и фактически привели к передаче имущества новому собственнику за плату.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что оснований для признания оспариваемых договоров недействительными (ничтожными) сделками не имеется.

Воля и волеизъявление. Для совершения любой сделки требуется желание лица совершить сделку – воля

Для совершения любой сделки требуется желание лица совершить сделку – воля. Доведение этого внутреннего желания лица совершить сделку до сведения третьих лиц получило название волеизъявления.

1. Волеизъявление д. правильно выражать внутреннюю волю (единство воли и волеизъявления). Если это требование нарушается, то сделка признаётся недействительной. В частности, признаётся недействительной сделка, совершённая без намерения создать юр. последствия (мнимая); а также сделка, совершённая с целью прикрыть другую сделку, которую стороны действительно имели в виду (притворная). Иногда совершается сразу несколько притворных сделок для прикрытия сделки, которая действительно имеется в виду. Притворная сделка всегда недействительна. Как правило, та сделка, которую стороны действительно имели в виду, м.б. признана действительной.

2. Для нормального развития гр. оборота процесс формирования воли д. протекать в нормальных условиях, и эти условия д. правильно отражаться в сознании человека. В частности, в силу ст. 178 ГК РФ недействительна сделка, совершённая под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Возникает вопрос: а какое заблуждение м. считать существенным? Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств её предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение д. иметь место в самой сделке, а вот заблуждение в мотивах и расчётах лица, совершившего сделку, не влияет на действительность сделки, поскольку мотивы и расчёты лица выходят за рамки содержания сделки. Важно также не смешивать понятие основания сделки с мотивами и расчётами. Основание сделки – та непосредственная правовая цель, которую преследует лицо, совершая сделку. Мотив лежит за пределами этой непосредственной правовой цели (то, чем руководствуется лицо, преследуя эту непосредственную правовую цель).

Читайте так же:  Какие документы нужны для немецкой визы

3. Недействительна сделка, совершённая под влиянием обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, а также сделки, совершённые при стечении тяжёлых обстоятельств.

Обман – умышленное введение в заблуждение.

Если совершается сделка под влиянием заблуждения и такая сделка признаётся недействительной, то всё полученное по этой сделке возвращается другой стороне, но та сторона, которая заблуждалась, обязана возместить другой стороне реальный ущерб. Если сделка совершена под влиянием обмана, после признания сделки недействительной та сторона, которая обманывала, д. всё полученное по этой сделке передать в доход государства и возместить другой стороне реальный ущерб.

Насилие – физическое принуждение, заставившее лицо совершить сделку без воли и без волеизъявления.

Угроза – лицо совершает сделку только при наличии волеизъявления, но без воли. При этом не имеет значения, какой была угроза: психическая, физическая, юридическая.

Злонамеренное соглашение – волеизъявление представителя не соотв. внутренней воле представляемого.

Стечение тяжёлых обстоятельств (кабальные сделки):

­ лицо совершает такую сделку на крайне невыгодных для него условиях;

­ лицо вынуждено совершить сделку из-за стечения тяжёлых для него обстоятельств;

­ другая сторона воспользовалась этим стечением тяжёлых обстоятельств.

Необходимо наличие всех этих условий для признания сделки кабальной.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Воля сторон при заключении договора. Проблемы при её выявлении судом и пути их разрешения

В практике разрешения спорных ситуаций, связанных с исполнением условий договоров часто приходится сталкиваться с проблемой толкования их условий и, собственно, правильным пониманием того, на что именно была направлена воля каждой из сторон договора при его заключении. От правильного понимания данного момента будет зависеть судебное решение — будет ли судом понуждена сторона к каким-либо действиям по договору или нет (к устранению дефектов в выполненных работах по договору подряда, к примеру), будут ли взысканы со стороны убытки или не будут.

Часто выявление действительной воли сторон в договоре влияет на действительность самой сделки. Например, если продано здание или сооружение, но при этом об отчуждении земельного участка ничего не говорится в тексте договора, то в таком случае, исходя из положений ст. 555 Гражданского кодекса РФ, следует ожидать, что суд (в случае возникновения некоей спорной ситуации) сделает вывод, что право собственности на земельный участок под проданным объектом перешло к его покупателю. Однако, если выяснится, что договор был направлен на отчуждение здания или строения именно без отчуждения самого земельного участка под ним, то, как правило, подобные договоры признаются судами недействительными. Как видим на вышеуказанном простейшем примере, направленность воли обеих сторон или одной стороны при заключении договора будет иметь те или иные правовые последствия, имеющие весьма важное значение для стороны или обеих сторон.

Зачастую также выявление действительной воли сторон влияет на сам факт заключенности договора в целом или в части. В некоторых случаях договор может оказаться просто не заключенным, поскольку например выяснилось, что сторона просто не имела воли на получение от другой стороны чего-то чётко и однозначно определённого. Весьма часто такая ситуация наблюдается в договорах подряда, оказания услуг, поставки, а также в целом ряде договорах, носящих смешанный характер. Также выявление воли сторон влияет и на установление факта мнимости или притворности сделки, а значит и на наступление последствий недействительности таких сделок (см. ст. 170 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, на вышеуказанном примере становится ясно насколько велико значение соответствия воли стороны при заключении договора тем или иным нормативно-техническим документам, носящим обязательный к применению характер в тех или иных работах или услугах.

В целом же для того, чтобы сторона смогла, в случае возникновения спорной ситуации по договору, доказать наличие той или иной своей воли при заключении данного договора, требуется прежде всего подобрать все предшествовавшие подписанию договора документы (в том числе и переписку с контрагентом), непосредственно тем не менее связанные с предметом данного договора. После чего следует передать данную документацию квалифицированному юристу или серьёзной юридической компании, которые бы глубоко и системно проанализировав совокупность данных документов, смогли бы выстроить некую позицию в суде относительно того, на что именно сторона рассчитывала при подписании уже самого текста договора и этим обосновывать свои требования.

Приведённая выше юридическая работа является отдельными составляющими весьма обширной разновидности юридических услуг, связанных с работой по сопровождению договорной деятельности клиентов. Целесообразно обращаться к тем юристам или юридическим компаниям, которые самым серьёзным образом занимаются подобной работой и имеют обширный опыт по сопровождению преддоговорных споров и споров по уже заключенным договорам.

Заключение сделок при добровольном соглашении сторон

Правовые акты Российской Федерации гласят о следующем: гражданин вправе заключать и подписывать сделки по добровольному соглашению, но только в том случае, нежели это никоим образом не ограничивает законных интересов и не претит действующему законодательству.
Те сделки, что заключаются между гражданами, становятся предпосылкой к появлению обязанностей и правовых полномочий сторон, но это осуществимо только при добровольном соглашении участников сделки.

Добровольное соглашение по сделке: характерные признаки и нюансы

Проявление доброй воли гражданина может быть продемонстрировано не только в письменной, но еще и в устной форме. Волеизъявление — это еще и действие, и бездействие гражданина. Каким бы образом добрая воля человека ни выражалась — это всегда должно происходить осознанно и без какого-либо принуждения. Устного желания по сделке для возникновения прав и обязанностей недостаточно.

Здесь можно привести один простой пример. Радушное приветствие компании друзей — это добрая воля человека. В таком случае волеизъявление не имеет под собой никаких правовых оснований, а тем более уж и последствий. Если родители решили подарить детям жилую недвижимость, значит, это их добровольное волеизъявление. Сравнивая данный пример с первым, можно заметить, что в результате действия отца и матери появится договор дарения, который подписывается в нотариальной конторе и имеет под собой правовые обязанности сторон. Потому все, что связано с заключением подобных договоров и сделок является проявлением доброй воли граждан. Для того чтобы все документы были абсолютно законными, воля человека при заключении договора должна быть:

  • оформлена документально дееспособным и совершеннолетним гражданином;
  • без использования обмана, угрозы, насильственных действий;
  • добровольно, что и выражено, и подтверждено документально;
  • четко сформулирована, например, выражаясь в форме документа дарения или завещания (что подразумеваетвступление в наследство гражданина, к которому и обращен предмет договора).

Доброй воли при соглашении сторон (при заключении сделки) недостаточно. Документ должен быть оформлен и заверен нотариально. При подтверждении сделки по доброй воле ее участникам может потребоваться: передача денег и ценных бумаг, принятие наследства, передача движимого имущества. Отсюда следует вывод, что волеизъявление граждан, под воздействием которого и заключаются договора — это гораздо более узкое понятие. Законодательство здесь применяет определения: действие или бездействие.

Видео (кликните для воспроизведения).

Разъяснение понятия сделки

Согласно действующему законодательству все заключенные между гражданами сделки должны толковаться единообразно. Что это значит? Лишь то, что условия понимаются буквально, то есть точно так же, как и прописано в документе, согласно которому заключается сделка. Какое-либо другое разъяснение ни в коем случае не допускается. Иногда исключением может стать расшифровка завещания наследодателя. Как правило, гражданин выражает свою добрую волю, отдавая имущество после своей смерти третьим лицам, о чем и написано в ценной бумаге в формате обращения. Вступление в наследство происходит только лишь после кончины завещателя. Желание гражданина оставить наследство обязательно должно разъясняться так, как он указывает это в договоре. К неточностям, что содержит завещание, нужно особое доп. толкование с использованием: дополнительных документов, писем, показаний свидетелей.

Читайте так же:  Платят ли пенсионеры налог на капремонт

Завещание гражданина является основным примером односторонней сделкой. Появление такой бумаги будет зависеть только от наследодателя, который проявляет желание передать после своей кончины право на наследование, так же, как и обязанности по содержанию имущества на других людей. В отличие от завещания наследство по законодательству РФ происходит в установленном правовыми сводами порядке. Ограничением волеизъявления гражданина, что составляет завещание, может стать лишь право на наследство граждан, что имеют право на обязательную долю в наследстве. Закон не позволяет их лишать наследства (ее доли) несмотря на то, что наследодатель и заявил такое желание.

Непосредственно сам наследник при процедуре наследство по завещанию может, как принять наследство, так и отказаться от него в законном порядке. Это желание гражданина тоже является односторонней сделкой. Но здесь в отличие от наследства по завещанию права наследника законодательством никак не ограничены. Здесь волеизъявление при соглашении сделки должны соответствовать друг другу. Последнее назидание: если у гражданина есть желание, а конкретно добрая воля о заключении сделки, тогда она и заключается в установленном порядке. Только тогда возникают определенные последствия, подкрепленные действующими сводами правовых норм.

Дмитриев и партнеры
© 2006-2019

Россия, Москва, 127287, ул. 2-я Хуторская, д. 40С5,
2-й этаж, офис 214, м. Дмитровская/Динамо

43. Содержание договора. 44. Воля и волеизъявление в договоре. Пороки воли: обман, насилие, угроза, заблуждение

Волеизъявление сторон договора. Договор должен был основываться на согласованном волеизъявлении сторон. В древнем праве (ius civile) считалось, что согласие лица на сделку, если такое согласие выражено официальным методом, является подтверждением действительной воли лица заключить соглашение.

Противоречие между словами и намерением сторон возникло в период развития преторского права и договоров «доброй воли». Для того чтобы договор был правомочен, было необходимо, чтобы стороны знали, для чего и о чем он заключается. Однако теория воли хотя и признавалась, но была второстепенной вплоть до постклассического периода. Заинтересованность в выяснении вопроса, что же на самом деле имела в виду сторона, заключая договор, возникала, только когда волеизъявление было неясным.

Значимость воли окончательно утвердилась в эпоху Юстиниана. В этот период стало приниматься во внимание не столько то, что было заявлено сторонами, сколько то, что ими подразумевалось.

Обман (dolus). Обман при заключении контракта состоял в том, что одна сторона намеренно склоняла вторую к заключению договора, который был для нее убыточным. При обмане речь шла не о расхождении между выражением воли и действительной волей лица. В приведенном определении обмана следует обратить внимание на слово «намеренный». Лицо, провоцировавшее контрагента заключить невыгодный контракт, не ошибалось в выражении своей воли, поскольку именно обман и был волей этой стороны.

Термин «dolus» обозначал как обман, недобросовестность, так и умысел. Злой умысел назывался dolus malus.

В период строгого права (stricti iuris) правильная ритуальная форма волеизъявления признавалась более важной, чем действительные намерения сторон. В связи с этим не было важно, что одна из сторон обманывает другую. Договоры, заключенные под влиянием обмана, все же признавались устанавливающими обязательство. Противоречие dolus договорам «доброй воли» вызвало введение преторами эдиктов, защищающих обманутые стороны.

Иск, предъявляемый к стороне, склонившей к заключению договора путем обмана, был введен преторским эдиктом во времена правления Цицерона. Этот иск применялся лицами, подвергшимися обману (истец) со стороны контрагента по сделке (ответчик), в следующих случаях:

— если не могло быть применено иное средство защиты;

— иск применялся в течение одного года со дня заключения сделки под воздействием обмана;

— до предоставления иска требовалась оценка обстоятельств каждого конкретного дела.

По результатам рассмотрения дела и в случае определения вины ответчика он присуждался к восстановлению первоначального положения (арбитражный иск).

В противном случае ответчик призывался к возмещению ущерба обманутого лица и объявлялся обесчещенным (infamnia).

Интересно заметить, что если обманутым оказывалось лицо, принадлежавшее к низшему классу римского общества, а обманщиком являлось высокопоставленное лицо, то благородное лицо не осуждалось по общим принципам.

Заблуждение, ошибка. Заблуждение (error) — это ошибочное представление о каком-либо факте при заключении контракта независимо от воли контрагента. Заблуждение (ошибка) отличается от обмана тем, что вторая сторона не воздействует на заблуждающуюся с целью склонить к невыгодной сделке. Обязательство, возникшее из контракта, совершенного с заблуждением, считалось недействительным.

Заблуждение не могло происходить из крайней небрежности одной из сторон, связанной с тем, что она по своей вине не вникла в сделку, несмотря на то, что все факты были ей сообщены. Заблуждение могло происходить только из незнания фактов (error facti), существенных для заключения контракта.

Так же, как и заблуждение вследствие крайней небрежности, не признавалась ошибка вследствие незнания правового предписания (error iuris). Считалось, что римские граждане не могли ошибаться относительно предписаний права, априори полагалось, что все граждане юридически подкованы: «Iuris quidem ignorantiam cuique nocere» — «любому вредит незнание права» (D. 22. 6. 9). Сослаться на error iuris могли только женщины, воины, несовершеннолетние лица и некоторые неграмотные лица, но только в виде исключения.

При заключении сделки могли возникнуть следующие заблуждения:

— ошибка в сущности и характере сделки (error in negotio). Если одна сторона думала, что продает вещь, а другая по лагала, что ее дарят, то возникало заблуждение в характере сделки. Воля сторон по поводу характера сделки должна быть одинаковой, следовательно, в таком случае воля заключить договор была мнимой, и сделка признавалась недей ствительной;

— ошибка в предмете сделки (error in re, error in corpore) ведет к ее недействительности: «Когда есть разногласие в отношении самого предмета, то продажа, очевидно, недей ствительна» (D. 18. 1. 9). Как и при ошибке в сущности сделки, проблема заключается в необходимости согласованной воли сторон заключить сделку, и если нет соглашения о таком существенном условии, как объект, то сделка не может создавать обязательство. Если же, например, ошиблись в названии предмета, но не в самом предмете, сделка признавалась действительной: «Ошибочное описание предмета не вредит» (D. 35. 1. 33);

— ошибка о сущности предмета (error substantial) — это заблуждение о материале, из которого сделан предмет. Например, сторона считала, что куплено золотое украшение, а оказалось, что оно только позолочено. По поводу таких ошибок существовали различные мнения. Некоторые римские юристы полагали, что покупается вещь, а не материал ее. Другие возражали, что материал имеет большое значение при покупке, поэтому материал предмета является существенным условием договора и ошибка по поводу сущности предмета должна приводить к недействительности сделки. Известны прямо противоположные высказывания таких римских юристов, как Марцелл и Ульпиан, первый из которых подчеркивал незначительность материала, а второй, напротив, говорил о значении его. Постепенно мнение о значимости материала возобладало и error substantia стали признаваться правом;

Читайте так же:  Как отменить постановление о возбуждении исполнительного производства

— ошибка в личности контрагента (error in persona) Ошибка в личности стороны, с которой заключалась сделка, чаще всего происходила в актах наследственного и брачного права, а также сделках, в которых возникновение обязательства связывалось с конкретным лицом (например, договор товарищества).

Симуляция. Симуляция (simulatio) — это согласное утверждение сторон о заключении сделки, в то время как в действительности стороны не заинтересованы в исполнении сделки, а хотят достигнуть какой-либо другой правовой или неправовой цели. Симуляция могла быть:

— абсолютная, при которой стороны не хотели заключать договор, но им было необходимо, чтобы у третьего лица возникло впечатление, что договор заключен. Если третья сторона понесла убытки вследствие такой симуляции, то она считалась правонарушающей и признавалась деликтом. В связи с этим при абсолютной симуляции у сторон могла возникнуть солидарная ответственность по возмещению ущерба третьей стороне;

— относительная, при которой стороны заключали один договор, хотя желали заключить совсем другой. Правовые отношения между сторонами все же возникали, если договор был формально заключен правильно.

Особым видом симуляции было знание, которое стороны не могли или не хотели применять при заключении сделки (reservatio mentalis). Стороны сознательно заключали договор по согласованному волеизъявлению, хотя желания заключить его у них не было, но они не могли заявить об этом, потому что обязаны были хранить профессиональную тайну.

Насилие и угрозы. Насилие (vis) — это противоправное действие одной стороны сделки по отношению ко второй стороне с целью принудить ее к заключению договора. Такой договор не был выгоден контрагенту и заключался только из-за применения насилия.

Первоначально под насилием понималось применение грубой физической силы по отношению к лицу. Лицо, которое хотели заставить заключить договор, контрагент мог запереть в доме (in domo inclusit), связать цепями (ferro vinxit), посадить в темницу (in carcerem deduxit).

С течением времени под насилием стал пониматься «mentis trepidatio, metus instantis velfuturipericuli causa» — «душевный трепет из-за страха перед настоящей или будущей опасностью» (D. 4. 2. 1). Насилие могло быть:

— публичным (vis publica);

— частным (vis privata);

— абсолютным (vis absoluta), если принуждаемая сторона могла опасаться за свою жизнь в случае, если бы отказалась от сделки.

Если выяснялось, что сделка заключена с применением насилия, то она не считалась правоустанавливающей, а сторона, применившая его, подвергалась наказанию. Однако, как ни странно, насилие не считалось приводящим к бесчес тию по отношению к римским магистратам, даже если становилось известно, что насилием и запугиванием они вымогали у населения деньги.

Угроза (metus) — это противоправное устрашение с целью склонить лицо к заключению сделки, на которую оно не хочет соглашаться. Термин «metus» в буквальном переводе означает «страх, устрашение».

Угроза не была расхождением между выражением волеизъявления лица и внутренней его волей, потому что лицо действительно хотело заключить сделку, дабы избежать действия, которым ему угрожают. Угроза признавалась противозаконной, если действия, которыми эта угроза осуществлялась, или действия, которыми угрожали, являлись противоправными: «Propter trepidationem mentis causa instantis velfuturi periculi» — «Ввиду обеспокоенности по поводу настоящих или предстоящих опасностей» (D. 4. 2. 1).

Сделка, совершенная под воздействием угрозы, не становилась недействительной автоматически, но претор предоставлял «восстановление в первоначальном положении» (restitutio in integrum), а также иск асtio metus causa. С помощью этого иска лицо, заключившее сделку под угрозой, могло требовать возмещения ущерба в четырехкратном размере в течение одного года с момента заключения договора, если восстановления в первоначальном положении не произошло. В течение последующего года возмещение давалось только в однократном размере. Возможно было и возражение со стороны ответчика истцу в случае, если ответчик оказывался потерпевшей стороной: exceptio metus.

§ 2. Воля и выражение воли

1. Для совершения договора (как и всякой сделки) недостаточно, чтобы лица, его совершающие, имели решение воли установить определенные правоотношения. С внутренним решением лица, пока оно не получило выражения вовне, не могут связываться юридические последствия, так как подобного рода внутренние волевые процессы остаются неизвестными для окружающих, и их никто не может принять в соображение в своих деловых отношениях.

Для некоторых сделок закон предписывал совершенно определенный способ выражения воли; такие сделки называются формальными (например, манципация, nexum и пр.). Другие сделки не были связаны с определенной формой; стороны могли выражать свою волю тем или иным способом по своему усмотрению (например, консенсуальные контракты); такие сделки называются неформальными.

2. Может случиться, что воля выражена лицом так неудачно, что внешнее ее выражение (или волеизъявление), слово, письмо оказалось не соответствующим внутреннему решению, тому намерению, которое было у данного лица. Тогда возникает вопрос: чему придать преимущественное значение — воле или ее внешнему выражению, и можно ли признать договор состоявшимся.

Древнейшее римское право при толковании договоров исходило из того, что выражено вовне; исследование подлинной воли лица не производилось. Но в классический период стала преобладать та точка зрения, что внешнее выражение воли (слово, письмо) не должно иметь исключительного значения и вытеснять из поля зрения лица, истолковывающего договор, подлинное намерение, подлинную мысль лица, которую оно хотело в данном случае выразить. Эта новая точка зрения привела сначала к такому выводу, что при расхождении воли и ее внешнего выражения никакого юридического результата вообще не получается: то, что стороны выразили ( >

3. Больше трудностей представляет вопрос в тех случаях, когда расхождение между внутренней волей и ее внешним выражением имеет место в волеизъявлении одной из сторон, причем другой стороне это расхождение оставалось неизвестным.

Тогда приведенный вывод о преимущественном значении подлинной воли по сравнению с ее внешним выражением приводит в столкновение с другим соображением. Именно другая сторона в договоре выразила свою волю, полагаясь на выражение воли первой стороны и не подозревая, что оно не соответствует подлинной воле лица. Если безоговорочно признать, что волеизъявление первой стороны должно пониматься в соответствии с подлинным содержанием ее воли, второй стороне может быть причинен ущерб, ею не заслуженный.

Этот вопрос встает при наличии заблуждения (error). Под заблуждением понимается неправильное представление лица о фактических обстоятельствах (как неведение фактов, так и неправильное представление о них), которое побудило заблуждающегося сделать данное волеизъявление.

Из казуистики римских юристов, относящейся к сделкам, заключенным под влиянием заблуждения, можно сделать заключение, что решение вопроса о юридических последствиях заблуждения (в отношении по крайней мере возмездных договоров) должно было в основном зависеть от того, можно ли поставить в вину данному лицу то, что оно выразило вовне не ту волю, которую имело на самом деле. Если расхождение между волей и ее внешним выражением получилось по вине выражавшего волю, он считается связанным таким содержанием воли, как могла понять его другая сторона. Если же это расхождение получилось без вины лица, выразившего волю, оно может добиваться того, чтобы не быть связанным внешним (неправильным) выражением воли. Имела ли по римскому праву другая сторона право на возмещение в какой-либо мере ущерба, понесенного ею от такого исправления первой стороной сделанного ею волеизъявления, точно установить еще не удалось.

Читайте так же:  Жалоба на бездействие судебного пристава исполнителя о взыскании долга

Важное значение имеет существенность заблуждения. Заблуждение может относиться к самому характеру сделки (error in negotio); например, лицо дает по договору другому лицу денежную сумму на хранение, а получающий деньги ошибочно полагает, что деньги даются ему взаймы. В этом случае не возникает ни договора хранения, ни договора займа за отсутствием соглашения (вместо consensus получился dissensus, недоразумение).

Заблуждение может относиться к личности контрагента (error in persona). Значение такому заблуждению придается лишь тогда, когда по характеру сделки важны личные особенности контрагента; например, заблуждение в личности покупателя имеет значение при купле-продаже с отсрочкой или рассрочкой платежа и совершенно безразлично при купле-продаже за наличный расчет. Во втором примере сделка сохраняет полную силу, несмотря на заблуждение в личности покупателя; в первом примере — продавец имеет право ее оспорить.

Существенным является также заблуждение в предмете (error in corpore); например, если продается один земельный участок, а покупатель по заблуждению считает, что покупает другой участок, договора не возникает (но если лицо ошибается только в названии предметов, так что по внешности стороны как будто выражают волю в отношении различных предметов, а по существу они имеют в виду один и тот же предмет, то договор вполне действителен).

По вопросу о заблуждении в свойствах предмета в источниках имеется богатая казуистика, на основе которой в литературе римского права нередко делается такое обобщение: если свойство вещи, относительно которого лицо находится в заблуждении, таково, что оно заставляет признать вещь совсем другой, чем имелось в виду, относящейся к другой категории, то нужно признать договор несостоявшимся (например, покупалась ваза как золотая, а она на самом деле бронзовая); если же заблуждение касается лишь сортности, добротности вещи и т.п. (куплена вещь как золотая, а она — только позолоченная, т.е., по словам римского юриста (D.18.1.45), некоторое количество золота в ней есть), то сделка действительна, а заблуждавшееся лицо может требовать удовлетворения путем уменьшения покупной цены и т.п.

Несущественным признавалось заблуждение в мотивах заключения договора (поскольку мотив не введен в договор в качестве условия). Соображения, которые привели лицо к известному решению, не включенные в содержание сделки, не могут учитываться другой стороной; поэтому в интересах устойчивости деловых отношений нельзя допустить оспаривание заключенного договора на том основании, что расчеты лица, выразившего волю, не оправдались.

4. Воля лица должна быть выражена в договоре сознательно и свободно, без какого-либо постороннего давления. Такого свободного выражения воли нет, когда имеет место обман, насилие, принуждение.

Dolus, соответствующий русскому термину обман, имел в римском праве несколько значений. В качестве обстоятельства, опорочивающего выражение воли в договоре, dolus понимался как умышленное введение кого-либо в заблуждение с намерением вызвать волеизъявление, причиняющее ущерб лицу, совершающему такое волеизъявление.

Республиканские римские юристы считали необходимым условием признания dolus применение какой-либо machinatio, ухищрения; позднее сюда стали относить всякое поведение (как активное, так и молчание), которое вселяет неправильные представления у контрагента, побуждающие его совершить данное волеизъявление.

Договор, совершенный под влиянием обмана, не являлся абсолютно ничтожным: он вызывал юридические последствия, но лицу, выразившему волю под влиянием обмана, давались средства для того, чтобы лишить договор силы. Это лицо получало иск (actio doli) для того, чтобы лишить договор силы и взыскать с того, кто прибегнул к обману, причиненные убытки. Присуждение по actio doli влекло за собой бесчестье (infamia); поэтому такой иск заменялся каким-либо другим, если классовые соображения не допускали такого тяжелого последствия (обманутый — человек незнатный и бедный, humilis, а обманщик — представитель знати); точно так же actio doli не давалась против родителей, патронов и т.п. Вообще actio doli считалась субсидиарным (запасным) иском, т.е. он давался лишь в тех случаях, если потерпевший не имел в своем распоряжении другого иска; по общему правилу, потерпевший получал иск из того договора, который заключен под влиянием обмана. Если бы лицо, допустившее обман, или его правопреемник сами предъявили иск из договора, заключенного под влиянием обмана, потерпевшему давалась exceptio doli. Наконец, потерпевший мог просить претора о восстановлении в первоначальное положение (restitutio in integrum), т.е. об уничтожении заключенной сделки.

5. Принуждение к заключению договора может выразиться в физическом насилии (это бывает редко; например, выводят рукой лица его подпись) или (чаще) в психическом давлении, угрозах (metus). На угрозу можно было ссылаться в целях опорочения заключенного договора лишь в тех случаях, когда угроза являлась противозаконной (не имела, например, значения угроза обратить принудительное взыскание на имущество данного лица), реальной (т.е. угрожающий действительно мог привести угрозу в исполнение) и по содержанию представлялась для подвергающегося угрозе важным злом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Сделка, совершенная под влиянием угроз, сама по себе считалась в римском праве действительной (coactus tamen volui — говорили римские юристы (D.4.2.21.5, Paulus), что значит: хотя и под давлением, под принуждением, но все-таки я волю выразил). Но поскольку выражение воли в данном случае состоялось против желания лица, выразившего волю, ему предоставлялись правовые средства для оспаривания сделки. Подобно тому как при обмане, договор, заключенный под влиянием принуждения, можно было оспорить или с помощью иска, вытекающего из договора, или с помощью специального иска — actio quod metus causa. Этот последний иск предъявляется в первую очередь к лицу, применившему принуждение (в размере ущерба), а также к каждому третьему лицу, к которому перешло имущество, добытое путем принуждения (в размерах обогащения этого третьего лица). При отказе ответчика по иску добровольно удовлетворить требование истца присуждение производится в четвертном размере. Против иска лица, применившего принуждение, потерпевшему давалась exceptio metus. По просьбе потерпевшего претор, разобрав дело, давал также restitutio in integrum (см. разд. II, § 5, п. 3).

Источники


  1. Тихомиров, М. Ю. Увольнение по инициативе работодателя. Практическое пособие / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 499 c.

  2. Комментарий к Федеральному закону «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (постатейный). — М.: Деловой двор, 2011. — 120 c.

  3. Микешина, Людмила Диалог когнитивных практик. Из истории эпистемологии и философии науки / Людмила Микешина. — М.: Российская политическая энциклопедия, 2010. — 576 c.
  4. Власова, Т.В. Теория государства и права / Т.В. Власова. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 226 c.
  5. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.
Добрая воля сторон при совершении сделок
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here