Внесение права аренды в уставный капитал

Все ответы в статье: "Внесение права аренды в уставный капитал" с комментариями профессионалов. Задавайте свои вопросы дежурному специалисту.

Внесение права аренды в уставный капитал

Главная страница Форум Гарант
Видео (кликните для воспроизведения).

Создается новое общество, где учредителями будут фирма «А» и фирма «Б». Фирма «А» является собственником помещения, где будет находится исполнительный орган нового общества и где будет осуществляться его деятельность.

Вопрос: как приавильно оформить внесение права аренды на это помещение в уставной капитал нового общества.

Буду очень признательна за Вашу помощь.

Интересный вопрос. Право аренды может быть внесено в уставной капитал, в т.ч. и арендатором. Но право аренды сложнее внести, чем право пользования имуществом собственника, т.к. в первом случае необходимо согласие собственника, во втором сам собственник передает право пользования на время. Что-то я по такому поводу писала. А, вот, нашла в своем каталоге.

По вопросу возможности внесения в уставной капитал
Права аренды (пользования имуществом)
Нормативные акты:

ГК РФ
П.6. ст.66 Могут быть вкладом имущественные права, имеющие оценку.

П.2 ст.90, п.2 ст.99 не допускается освобождение участника Общества от обязанности внесения вклада в уставный капитал, в т.ч. путем зачета требований к Обществу.

Закон ‘Об общества с ограниченной ответственностью’
1. Вкладом в уставный капитал общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку.

Так что в обязательном порядке устанавливаете срок, на который вносите в уставной капитал право пользования. А то потом имущество перейдет в собственность созданного юридического лица. Право аренды также можно внести в уставной капитал, но уже, как вы понимаете с согласия собственника, никак не иначе.

Содержание права аренды при внесении его в уставный капитал хозяйственного общества

Юрий Тарасенко, кандидат юридических наук.

На практике весьма широко распространены случаи внесения права аренды в уставный капитал. Что представляет собой «право аренды»? Намеренно ли законодателем указано, что в уставный капитал вносится не имущество, составляющее объект аренды, а именно право аренды?

Правовым основанием внесения права аренды в уставный капитал выступает п. 2 ст. 615 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Анализ конкретных дел показывает, что стороны, внося право аренды в уставный капитал, часто по-разному понимают такое право. В качестве примера можно сослаться на два судебных постановления.

Истец — ЗАО принял участие в создании ООО и в качестве вклада в уставный капитал по согласованию с ДИгМ внес право аренды здания сроком до 13 ноября 2010 г. Вновь созданная организация (ООО) заняла помещения, предоставив в них истцу 13,3 кв. м. Это обстоятельство подтверждается актом от 19 февраля 2003 г.

Истец, ссылаясь на то, что договор аренды не изменен, а перенаем нежилых помещений в пользу ответчика не состоялся, обратился в суд с требованием обязать ответчика освободить помещения.

Суд кассационной инстанции, удовлетворяя требования истца, указал следующее.

Согласно нормам гл. 34 ГК РФ пользование имуществом в форме аренды возможно при наличии договора аренды, заключенного с соблюдением установленного законом порядка оформления этого вида сделок. Суд установил, что ответчик не состоит с кем-либо в договорных отношениях по аренде нежилых помещений. Единственным основанием пребывания ответчика в этих помещениях является включение истцом своего права аренды в уставный капитал ООО по учредительному договору от 28 ноября 2001 г. Суд также отметил, что внесение истцом в уставный капитал права аренды спорного здания не является законным основанием для пользования ответчиком этим имуществом .

Постановление ФАС Московского округа от 22.05.2003 по делу N КГ-А40/3221-03.

В другом деле суд кассационной инстанции указал на следующее.

ТОО «Рось92» создано с участием работников бывшей гостиницы Облсовпрофа, и одной из уставных целей этого общества является деятельность по предоставлению сервисного комплекса гостиничных услуг, что, очевидно, невозможно без предоставления обществу права пользования зданием гостиницы. Соответственно, имущественное право в виде права пользования зданием гостиницы, получившее денежную оценку, могло быть передано в уставный капитал на весь срок действия общества.

Неправильным является применение к спорному материальному правоотношению судом первой инстанции норм ст. 689, 699 ГК РФ, а судом апелляционной инстанции — ст. 610, 622 ГК РФ, регулирующих, соответственно, права и обязанности сторон по договору безвозмездного пользования имуществом и договору аренды, поскольку ответчик приобрел право пользования зданием гостиницы по иным основаниям: в связи с внесением данного права в уставный капитал общества при учреждении .

Постановление ФАС Уральского округа от 12.02.2003 по делу N Ф09-175/03-ГК.

Прежде всего, отметим, что п. 2 ст. 615 ГК РФ перечисляет возможности арендатора в отношении арендованного имущества. Перечень данных возможностей носит исчерпывающий характер и включает: а) передачу имущества в субаренду; б) передачу своих прав и обязанностей по договору аренды другому лицу (перенаем); в) предоставление имущества в безвозмездное пользование (ссуда); г) передачу арендных прав в залог; д) внесение арендных прав в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества и товарищества или паевого взноса в производственный кооператив.

Допуская внесение права аренды в уставный капитал хозяйственного общества, законодатель не раскрывает содержание понятия «право аренды». Между тем возможности арендатора, указанные в п. 2 ст. 615 ГК РФ, различаются по способу реализации. Так, например, при субаренде, ссуде законодатель указывает на передачу имущества. В случае залога, внесенного в уставный капитал хозяйственных обществ, акцент смещен на передачу права аренды, а не имущества.

В вышеприведенных делах судебные инстанции не стали анализировать правовую природу права аренды, хотя такой анализ и требовался в рассматриваемой ситуации.

Право пользования: правовая природа

В доктрине право аренды понимается, главным образом, как право пользования арендованной вещью . Зная, что пользование представляет собой центральное, основное правомочие права аренды, необходимо определить его правовую природу: имеет ли право пользования обязательственную сущность либо это элемент вещно-правового института?

См.: Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1999. С. 151; Гражданское право: Учебник: В 2 т. Том II. Полутом I / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2000. С. 378 — 382.

Читайте так же:  Помощь автоюриста бесплатно по телефону

Для отечественной цивилистики традиционен подход, согласно которому право пользования рассматривается как один из элементов, входящих в триаду, характеризующую содержание права собственности (право владения, пользования, распоряжения). Соответственно, право пользования относят к категории вещного права.

Следует отметить, что правомочие пользования, как правило, обращено на вещь. В этом смысле право пользования неразрывно связано с правом владения вещью, поскольку извлечение полезных свойств вещи возможно лишь при наличии владения или права доступа к вещи. Определенные сомнения в вещно-правовой природе правомочия пользования появляются в тех случаях, когда речь заходит о пользовании, возникающем в силу договора.

Наибольший интерес с этой точки зрения представляет конструкция договора имущественного найма (аренды), допускающая, как известно, два варианта предоставления имущества: во временное владение и пользование либо только во временное пользование.

Можно ли, учитывая сказанное, отнести право пользования арендатора к вещным? Обязательным условием применения вещно-правовых способов защиты является наличие у лица (собственника, титульного владельца) права владения вещью. Отсутствие у лица владельческого состояния (титульного владения) не позволяет опереться ни на один из известных вещно-правовых способов защиты.

Представляется, что право пользования в договоре аренды (в тех случаях, когда оно не соединено с правом владения) не может относиться к вещному по следующим причинам. Конструкция договора имущественного найма позволяет говорить о двух альтернативных вариантах предоставления имущества: либо во владение и пользование, либо только в пользование. В первом варианте владельческий элемент будет всегда отражать характер пользования — арендатор в таком случае, прежде всего, рассматривается как владелец. Соответственно, и нарушение его прав, как правило, всегда связано с владением объектом аренды.

Второй вариант представляет собой право пользования, не связанное с владением вещью. При таком подходе владение остается у арендодателя, арендатор же получает «чистое» право на извлечение каких-либо полезных свойств объекта аренды.

Пользование вещью, не сопряженное с передачей владения, означает право фактического доступа к вещи для извлечения ее полезных свойств. Это обязательственное право. При этом арендодатель, не передавая вещь, обязуется допустить арендатора к пользованию данной вещью. Арендатор в этой части выступает кредитором, приобретая право требования к арендодателю обеспечить спокойное пользование. В этом случае пользование есть правовая категория, лишенная какого-либо вещного содержания.

Право пользования, как и любое право, имеет правопритязательную сторону — требование, обращенное к обязанному лицу. В правоотношении аренды таким обязанным лицом выступает арендодатель как субъект, предоставляющий возможность извлекать из вещи полезные ее качества посредством обеспечения управомоченному лицу спокойного пользования. Иметь же одновременно тождественную природу (например, вещную) указанные варианты не могут, поскольку являются альтернативными.

Обязательственная природа права пользования особенно наглядно проявляется в случаях нарушения данного права. Отсутствие у пользователя права на владение лишает его возможности обращаться к вещно-правовым способам защиты.

Таким образом, в распоряжении лица, имеющего право пользования объектом аренды, не соединенное с правом владения, остаются способы защиты, основанные на обязательственном характере права пользования.

Уступка права пользования объектом аренды как способ формирования уставного капитала

Будучи по своей сути относительным, право пользования подчиняется общим положениям обязательственного права. Следовательно, передача права пользования, в том числе и в уставный капитал хозяйственного общества, должна происходить по правилам, установленным гл. 24 ГК РФ для перемены лиц в обязательстве.

Как известно, в правоотношении аренды арендатор выступает кредитором в части требования обеспечить свободное пользование вещью, а арендодатель, соответственно, должником. Пункт 2 ст. 382 ГК РФ устанавливает, что для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Это правило дополняется указанием на возможность уступки требования без согласия должника, для которого личность кредитора имеет существенное значение (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Специфика арендных отношений такова, что для арендодателя небезразлична личность субъекта, который имеет намерение получить имущество в аренду. В силу этого п. 2 ст. 615 ГК РФ определяет, что право аренды (право пользования) может быть внесено в уставный капитал хозяйственного общества только с согласия арендодателя — должника по обязательству.

Какие из прав, входящих в состав правомочий арендатора, могут быть внесены в уставный капитал хозяйственного общества?

Договор аренды представляет собой обязательственное отношение, имеющее сложную структуру (т.е. состоящую из ряда корреспондирующих друг другу прав и обязанностей). Так, арендатору, как кредитору арендодателя, принадлежат следующие права: а) требовать передачи имущества; б) требовать обеспечить спокойное пользование переданным имуществом; в) требовать произведения капитального ремонта. Соответственно, арендодатель, как должник по этим обязанностям, должен обеспечить их исполнение.

Следует отметить, что не всякое обязательство, возникающее из договора имущественного найма, может быть передано. Так, нельзя, например, уступать право требовать произведения капитального ремонта или право технического обслуживания, если эти права не сопряжены с передачей самой вещи. В отсутствие у цессионария самой вещи полученное право не будет иметь для него смысла, так как отсутствует интерес в приобретении такого права.

Анализ п. 2 ст. 615 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что в уставный капитал может быть внесено только право пользования имуществом.

Право владения не может быть внесено в уставный капитал, поскольку, во-первых, не является обязательственным (между тем внесению в уставный капитал подлежит в силу прямого указания закона только право аренды); во-вторых, в этом случае фактически возникнут субарендные отношения, которые регулируются другим институтом — договором субаренды.

При уступке права аренды меняется кредитор — общество (цессионарий), получившее данное право, сменяет арендатора (цедента). Если передавать и владение арендованной вещью, то произойдет увеличение обязанных лиц на стороне должника — должником в части не нарушать спокойное владение станет арендатор, передавший владение вещью.

При внесении права аренды (права пользования) в уставный капитал хозяйственного общества извлечение полезных свойств из объекта аренды и есть та имущественная ценность, которая, с одной стороны, может быть уступлена как обязательственное право, а с другой — способна увеличивать активы общества. Для общества, в уставный капитал которого внесено право пользования имуществом, это будет заключаться в фактическом нахождении в помещении (если объект аренды — помещения).

Читайте так же:  Обязательно ли нужна голограмма в трудовой книжке

Вносимое в уставный капитал право требования может быть обращено к арендодателю (должнику). Следовательно, арендатор, внесший это право, не может его нарушить. Это еще один аргумент в пользу того, что таким правом не может быть право владения, поскольку, передав указанное право, арендатор способен его нарушить.

Если арендодатель нарушит право пользования имуществом, внесенное в уставный капитал, то общество имеет только обязательственное право требования к арендодателю не нарушать его спокойное пользование. Права на защиту в соответствии со ст. 305 ГК РФ общество не имеет, так как не является владельцем вещи, а только пользователем.

Вопросы-ответы по бухгалтерии

Акционером (государственное унитарное предприятие) в качестве вклада в уставный капитал акционерного общества было внесено право аренды земельного участка, находящегося в муниципальной собственности. 16.07.2012 18:48

Бухгалтерский учет

Налоговый учет

К сведению:
Закон об АО, в отличие от Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), не регулирует отношения в случае прекращения права пользования имущественным правом, переданного в качестве вклада в уставный капитал.
Так, согласно ст. 15 Закона об ООО в случае прекращения у общества права пользования имуществом до истечения срока, на который такое имущество было передано в пользование обществу в качестве вклада в уставный капитал, участник общества, передавший имущество, обязан предоставить обществу по его требованию денежную компенсацию, равную плате за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока, если учредительными документами не предусмотрены иные способы и порядок предоставления участником общества компенсации досрочного прекращения права пользования имуществом, переданным им в пользование обществу в качестве вклада в уставный капитал.

Содержание права аренды при внесении его в уставный капитал хозяйственного общества (Ю. Тарасенко, «Корпоративный юрист», N 3, ноябрь 2005 г.)

Содержание права аренды при внесении его
в уставный капитал хозяйственного общества

На практике весьма широко распространены случаи внесения права аренды в уставный капитал. Что представляет собой «право аренды»? Намеренно ли законодателем указано, что в уставный капитал вносится не имущество, составляющее объект аренды, а именно право аренды?

Правовым основанием внесения права аренды в уставный капитал выступает п. 2 ст. 615 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Анализ конкретных дел показывает, что стороны, внося право аренды в уставный капитал, часто по-разному понимают такое право. В качестве примера можно сослаться на два судебных постановления.

Истец — ЗАО принял участие в создании ООО и в качестве вклада в уставный капитал по согласованию с ДИгМ внес право аренды здания сроком до 13 ноября 2010 г. Вновь созданная организация (ООО) заняла помещения, предоставив в них истцу 13,3 кв.м. Это обстоятельство подтверждается актом от 19 февраля 2003 г

Истец, ссылаясь на то, что договор аренды не изменен, а перенаем нежилых помещений в пользу ответчика не состоялся, обратился в суд с требованием обязать ответчика освободить помещения.

Суд кассационной инстанции, удовлетворяя требования Истца, указал следующее.

Согласно нормам гл. 34 ГК РФ пользование имуществом в форме аренды возможно при наличии договора аренды, заключенного с соблюдением установленного законом порядка оформления этого вида сделок. Суд установил, что ответчик не состоит с кем-либо в договорных отношениях по аренде нежилых помещений. Единственным основанием пребывания ответчика в этих помещениях является включение истцом своего права аренды в уставный капитал ООО по учредительному договору от 28 ноября 2001 г. Суд также отметил, что внесение Истцом в уставный капитал права аренды спорного здания не является законным основанием для пользования ответчиком этим имуществом*(1).

В другом деле суд кассационной инстанции указал на следующее:

ТОО «Рось92» создано с участием работников бывшей гостиницы Облсовпрофа, и одной из уставных целей этого общества является деятельность по предоставлению сервисного комплекса гостиничных услуг, что, очевидно, невозможно без предоставления обществу права пользования зданием гостиницы. Соответственно, имущественное право в виде права пользования зданием гостиницы, получившее денежную оценку, могло быть передано в уставный капитал на весь срок действия общества.

Неправильным является применение к спорному материальному правоотношению судом первой инстанции норм ст. 689, 699 ГК РФ, а судом апелляционной инстанции — ст. 610, 622 ГК РФ, регулирующих, соответственно, права и обязанности сторон по договору безвозмездного пользования имуществом и договору аренды, поскольку ответчик приобрел право пользования зданием гостиницы по иным основаниям: в связи с внесением данного права в уставный капитал общества при учреждении*(2).

Прежде всего, отметим, что п. 2 ст. 615 ГК РФ перечисляет возможности арендатора в отношении арендованного имущества. Перечень данных возможностей носит исчерпывающий характер и включает:

Видео (кликните для воспроизведения).

а) передачу имущества в субаренду;

б) передачу своих прав и обязанностей по договору аренды другому лицу (перенаем);

в) предоставление имущества в безвозмездное пользование (ссуда);

г) передачу арендных прав в залог;

д) внесение арендных прав в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества и товарищества или паевого взноса в производственный кооператив.

Допуская внесение права аренды в уставный капитал хозяйственного общества, законодатель не раскрывает содержание понятия «право аренды». Между тем возможности арендатора, указанные в п. 2 ст. 615 ГК РФ, различаются по способу реализации. Так, например, при субаренде, ссуде законодатель указывает на передачу имущества. В случае залога, внесенного в уставный капитал хозяйственных обществ, акцент смещен на передачу права аренды, а не имущества.

В вышеприведенных делах судебные инстанции не стали анализировать правовую природу права аренды, хотя такой анализ и требовался в рассматриваемой ситуации.

Право пользования: правовая природа

В доктрине право аренды понимается, главным образом, как право пользования арендованной вещью*(3). Зная, что пользование представляет собой центральное, основное правомочие права аренды, необходимо определить его правовую природу: имеет ли право пользования обязательственную сущность либо это элемент вещноправового института?

Для отечественной цивилистики традиционен подход, согласно которому право пользования рассматривается как один из элементов, входящих в триаду, характеризующую содержание права собственности (право владения, пользования, распоряжения). Соответственно, право пользования относят к категории вещного права.

Следует отметить, что правомочие пользования, как правило, обращено на вещь. В этом смысле право пользования неразрывно связано с правом владения вещью, поскольку извлечение полезных свойств вещи возможно лишь при наличии владения или права доступа к вещи. Определенные сомнения в вещноправовой природе правомочия пользования появляются в тех случаях, когда речь заходит о пользовании, возникающем в силу договора.

Читайте так же:  Какая фамилия у медведева на самом деле

Наибольший интерес с этой точки зрения представляет конструкция договора имущественного найма (аренды), допускающая, как известно, два варианта предоставления имущества: во временное владение и пользование либо только во временное пользование.

Можно ли, учитывая сказанное, отнести право пользования арендатора к вещным? Обязательным условием применения вещноправовых способов защиты является наличие у лица (собственника, титульного владельца) права владения вещью. Отсутствие у лица владельческого состояния (титульного владения) не позволяет опереться ни на один из известных вещноправовых способов защиты.

Представляется, что право пользования в договоре аренды (в тех случаях, когда оно не соединено с правом владения) не может относиться к вещному по следующим причинам. Конструкция договора имущественного найма позволяет говорить о двух альтернативных вариантах предоставления имущества: либо во владение и пользование, либо только в пользование. В первом варианте владельческий элемент будет всегда отражать характер пользования — арендатор в таком случае, прежде всего, рассматривается как владелец. Соответственно, и нарушение его прав, как правило, всегда связано с владением объектом аренды.

Второй вариант представляет собой право пользования, не связанное с владением вещью. При таком подходе владение остается у арендодателя, арендатор же получает «чистое» право на извлечение каких-либо полезных свойств объекта аренды.

Пользование вещью, не сопряженное с передачей владения, означает право фактического доступа к вещи для извлечения ее полезных свойств. Это обязательственное право. При этом арендодатель, не передавая вещь, обязуется допустить арендатора к пользованию данной вещью. Арендатор в этой части выступает кредитором, приобретая право требования к арендодателю обеспечить спокойное пользование. В этом случае пользование есть правовая категория, лишенная какого-либо вещного содержания.

Право пользования, как и любое право, имеет правопритязательную сторону — требование, обращенное к обязанному лицу. В правоотношении аренды таким обязанным лицом выступает арендодатель, как субъект, предоставляющий возможность извлекать из вещи полезные ее качества посредством обеспечения управомоченному лицу спокойного пользования. Иметь же одновременно тождественную природу (например, вещную) указанные варианты не могут, поскольку являются альтернативными.

Обязательственная природа права пользования особенно наглядно проявляется в случаях нарушения данного права. Отсутствие у пользователя права на владение лишает его возможности обращаться к вещноправовым способам защиты.

Таким образом, в распоряжении лица, имеющего право пользования объектом аренды, не соединенное с правом владения, остаются способы защиты, основанные на обязательственном характере права пользования.

Уступка права пользования объектом аренды как способ
формирования уставного капитала

Будучи по своей сути относительным, право пользования подчиняется общим положениям обязательственного права. Следовательно, передача права пользования, в том числе и в уставный капитал хозяйственного общества, должна происходить по правилам, установленным гл. 24 ГК РФ для перемены лиц в обязательстве.

Как известно, в правоотношении аренды арендатор выступает кредитором в части требования обеспечить свободное пользование вещью, а арендодатель, соответственно, должником. Пункт 2 ст. 382 ГК РФ устанавливает, что для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Это правило дополняется указанием на возможность уступки требования без согласия должника, для которого личность кредитора имеет существенное значение (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Специфика арендных отношений такова, что для арендодателя небезразлична личность субъекта, который имеет намерение получить имущество в аренду. В силу этого п. 2 ст. 615 ГК РФ определяет, что право аренды (право пользования) может быть внесено в уставный капитал хозяйственного общества только с согласия арендодателя — должника по обязательству.

Какие из прав, входящих в состав правомочий арендатора, могут быть внесены в уставный капитал хозяйственного общества?

Договор аренды представляет собой обязательственное отношение, имеющее сложную структуру (т.е. состоящую из ряда корреспондирующих друг другу прав и обязанностей). Так. арендатору, как кредитору арендодателя, принадлежат следующие права: а) требовать передачи имущества; б) требовать обеспечить спокойное пользование переданным имуществом; в) требовать произведения капитального ремонта. Соответственно, арендодатель, как должник по этим обязанностям, должен обеспечить их исполнение.

Следует отметить, что не всякое обязательство, возникающее из договора имущественного найма, может быть передано. Так, нельзя, например, уступать право требовать произведения капитального ремонта или право технического обслуживания, если эти права не сопряжены с передачей самой вещи. В отсутствие у цессионария самой вещи полученное право не будет иметь для него смысла, так как отсутствует интерес в приобретении такого права.

Анализ п. 2 ст. 615 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что в уставный капитал может быть внесено только право пользования имуществом.

Право владения не может быть внесено в уставный капитал, поскольку, во-первых, не является обязательственным (между тем внесению в уставный капитал подлежит в силу прямого указания закона только право аренды); во-вторых, в этом случае фактически возникнут субарендные отношения, которые регулируются другим институтом — договором субаренды.

При уступке права аренды меняется кредитор — общество (цессионарий), получившее данное право, сменяет арендатора (цедента). Если передавать и владение арендованной вещью, то произойдет увеличение обязанных лиц на стороне должника — должником в части не нарушать спокойное владение станет арендатор, передавший владение вещью.

При внесении права аренды (права пользования) в уставный капитал хозяйственного общества извлечение полезных свойств из объекта аренды и есть та имущественная ценность, которая, с одной стороны, может быть уступлена как обязательственное право, а с другой — способна увеличивать активы общества. Для общества, в уставный капитал которого внесено право пользования имуществом, это будет заключаться в фактическом нахождении в помещении (если объект аренды — помещения).

Вносимое в уставный капитал право требования может быть обращено к арендодателю (должнику). Следовательно, арендатор, внесший это право, не может его нарушить. Это еще один аргумент в пользу того, что таким правом не может быть право владения, поскольку, передав указанное право, арендатор способен его нарушить.

Если арендодатель нарушит право пользования имуществом, внесенного в уставный капитал, то общество имеет только обязательственное право требования к арендодателю не нарушать его спокойное пользование. Права на защиту в соответствии со ст. 305 ГК РФ общество не имеет так как не является владельцем вещи, а только пользователем.

Читайте так же:  Можно ли взять больничный задним числом

кандидат юридических наук

«Корпоративный юрист», N 3, ноябрь 2005 г.

*(1) Постановление ФАС Московского округа от 22.05.2003 г. по делу N КГ-А40/3221-03.

*(2) Постановление ФАС Уральского округа от 12.02.2003 г. по делу N Ф09-175/03ГК.

*(3) См.: Гражданское право. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1999. С. 151; Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом I: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2000. С. 378-382.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Содержание права аренды при внесении его в уставный капитал хозяйственного общества

Передача нежилых помещений в качестве вклада в уставной капитал

Доверительное управление. Согласно п.1 ст.1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. В соответствии со ст.1016 ГК РФ договор доверительного управления заключается на срок, не превышающий пяти лет. Договор доверительного управления подлежит государственной регистрации, так как он заключается в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимости, несоблюдение этого условия влечет недействительность договора. Договор доверительного управления является реальным договором, поэтому вступает в силу только с момента фактической передачи имущества, являющегося объектом управления.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 9092 —

| 7273 — или читать все.

Внесение права аренды в уставный капитал хозяйственного общества

1. Что понимается под правом аренды? В доктрине право аренды понимается главным образом как право пользование арендованной вещью. Следует отметить, что правомочие пользования, как правило, обращено на вещь. В этом смысле право пользования неразрывно связано с правом владения вещью, поскольку извлечение полезных свойств вещи возможно лишь при наличии владения или права доступа к вещи. Такое пользование по своей сути является вещным, поскольку непосредственно связано с вещью.

Определенные сомнения в вещно-правовой природе правомочия пользования появляются в тех случаях, когда речь заходит о пользовании, возникающем в силу договора. Наибольший интерес с этой точки зрения представляет конструкция договора имущественного найма (аренды), допускающая, как известно, два варианта предоставления имущества — во временное владение и пользование либо только во временное пользование.

Право пользования в договоре аренды (в тех случаях, когда оно не соединено с владением) не может относиться к вещному в силу следующего. Пользование вещью, не сопряженное с передачей владения, означает право фактического доступа к вещи для извлечения ее полезных свойств. В этом случае владение остается у арендодателя, арендатор же получает «чистое» право на извлечение каких-либо полезных свойств объекта аренды. Иными словами, это обязательственное право. При этом арендодатель, не передавая вещь, обязуется допустить арендатора к пользованию данной вещью. Арендатор в этой части выступает кредитором, приобретая право требования к арендодателю обеспечить спокойное пользование. В этом случае пользование есть правовая категория, лишенная какого-либо вещного содержания.

Обязательственная природа права пользования арендатора особенно наглядно проявляется в случаях нарушения данного права. Отсутствие у пользователя права на владение лишает его возможности обращаться к вещно-правовым способам защиты.

В связи с тем, что в аренду могут быть переданы исключительно материальные объекты, мы полагаем, что указание ст. 606 ГК на возможность передачи вещи во владение и пользование или пользование — юридически некорректно. В строгом смысле, право доступа к вещи в конечном итоге невозможно без владения. При этом совершено не важно, что арендатор становится владельцем на, может быть, очень непродолжительное время — на суть возникших отношений это уже не влияет.

2. Арбитражная практика исходит из того, что передача арендатором права аренды другому лицу может осуществляться лишь способами, предусмотренными п. 2 ст. 615 ГК (см. п. 16 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66); постановление ФАС ЦО от 21.08.2006 N А54-207/06-С16).

Иными словами, внесение права аренды в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества рассматривается как самостоятельный способ. Как указал ФАС ЦО, передача права аренды третьему лицу путем заключения сторонами договора уступки права требования в соответствии со ст. 382 ГК действующим законодательством не предусмотрена, что исключает применение данной нормы к правоотношениям сторон при рассмотрении настоящего спора (см. постановление ФАС ЦО от 19.03.2007 N А09-3274/06-19). Представляется что данное решение не бесспорно.

Будучи по своей сути относительным, право пользования арендатора (в том случае, если оно не связано с передачей владения) подчиняется общим положениям обязательственного права. Соответственно, передача права пользования, в том числе и в уставный капитал хозяйственного общества, должна происходить по правилам, установленным гл. 24 ГК для перемены лиц в обязательстве.

Что из прав, входящих в состав правомочий арендатора, может быть внесено в уставный капитал хозяйственного общества? В юридических исследованиях неоднократно отмечалось, что уступить можно только право, имеющее обязательственную природу. Однако следует обратить внимание на то, что не все права, имеющие обязательственную природу, могут быть переданы посредством института уступки. Говоря о договоре аренды, подавляющее большинство исследователей приводят пример уступки права требования арендных платежей.

Анализ п. 2 ст. 615 ГК позволяет прийти к выводу о том, что в уставный капитал может быть внесено только право пользования имуществом. Владение не может быть внесено в уставный капитал, поскольку, во-первых, не является обязательственным, между тем внесению в уставный капитал подлежит в силу прямого указания закона только право аренды; во-вторых, в этом случае фактически возникнут субарендные отношения, которые регулируются другим институтом — договором субаренды.

В рассматриваемом случае Президиум ВАС РФ не принял во внимание довод истца, что до уступки права прежним арендатором (цедентом) была выплачена арендная плата за весь период аренды, а расходы по содержанию и текущему ремонту арендованного имущества возложены договором аренды на арендодателя (п. 2 ст. 616 ГК). Следовательно, как считал истец, ему в порядке уступки перешло «чистое» право аренды, не обремененное никакими обязательствами.

Читайте так же:  Подберите оптимальный вариант для открытия бизнеса

Президиум ВАС РФ сослался на следующее. Право аренды как право пользоваться имуществом, являющимся объектом аренды, всегда сопровождается определенными обязанностями в силу самого факта пользования. Эти обязанности следуют из закона (ст. 615, 616, 622 ГК) или договора и касаются порядка и условий пользования имуществом, его содержания, а также возврата после прекращения аренды.

Президиум ВАС РФ не учел следующего. При внесении права аренды в уставный капитал хозяйственного общества ответственным перед арендодателем остается арендатор, который и отвечает за техническое состояние арендованного имущества, за его возврат после истечения срока аренды. Это возможно, поскольку владельцем остается арендатор, а общество, в уставный капитал которого было внесено право аренды, — всего лишь пользователем.

При уступке права аренды меняется кредитор — общество (цессионарий), получившее данное право, сменяет арендатора (цедента). Если передавать и владение арендованной вещью, то произойдет увеличение обязанных лиц на стороне должника — должником в части не нарушать спокойное владение станет арендатор, передавший владение вещью.

При внесении права аренды в уставный капитал хозяйственного общества извлечение полезных свойств из объекта аренды и есть та имущественная ценность, которая, с одной стороны, может быть уступлена как обязательственное право, а с другой — способна увеличивать активы общества. Для общества, в уставный капитал которого внесено право пользования имуществом, это будет заключаться в фактическом нахождении в помещении (если объект аренды — помещение).

Вносимое в уставный капитал право требования может быть обращено к арендодателю (должнику). Следовательно, арендатор, внесший это право, не может его нарушить. Это еще один аргумент в пользу того, что таким правом не может быть право владения, поскольку, передав указанное право, арендатор способен его нарушить. Если арендодатель нарушит право пользования имуществом, внесенным в уставный капитал, то общество имеет только обязательственное право требования к арендодателю не нарушать его спокойное пользование. Права на защиту в соответствии со ст. 305 ГК общество не имеет, так как является не владельцем вещи, а только пользователем.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Об ограничениях при оплате уставного капитала с 01.09.2014

Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ введена ст. 66.1 ГК РФ, вступившая в силу с 01.09.2014.

Распространяются ли на оплату уставного капитала общества нормы о том, что может являться вкладом участника общества в его имущество, указанные в п.

Какие правовые последствия влечет за собой оплата уставного капитала в сентябре 2014 года правом аренды?

Согласно п. 1 ст. 66.1 ГК РФ вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации. Таким вкладом также могут быть подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

В данной норме речь действительно идет о вкладах в имущество общества и ничего не говорится о вкладах в уставный капитал общества, что и порождает вопросы о применимости этой нормы к оплате уставного капитала (учитывая, что, например, законодательство об ООО разграничивает вклады в уставный капитал и вклады в имущество общества).

Тем не менее, представляется, что применительно к ст. 66.1 ГК РФ под вкладом в имущество понимается в т.ч. и вклад в уставный капитал:

во-первых, до 1 сентября 2014 года норма, аналогичная ст. 66.1 ГК РФ, содержалась в п. 6 ст. 66 ГК РФ: «Вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку». В период действия этой нормы, несмотря на упоминание в ней о вкладе в имущество, никогда не оспаривался тот факт, что она применима к вкладам в уставный капитал (оплате уставного капитала); во-вторых, ст. 67 ГК РФ (в ред., действующей с 01.09.2014 г.) устанавливает, в частности, что участник хозяйственного общества обязан вносить вклады в уставный капитал и вклады в иное имущество общества, что свидетельствует о «приравнивании» правового режима имущества, вносимого в уставный капитал, к остальному (иному) имуществу общества. Исключение из такого «приравнивания» допущено лишь в п. 2 ст. 66.1 ГК РФ, который предусматривает возможность установления видов имущества, которое не может вноситься именно в качестве оплаты уставного капитала.

Что касается, возможности оплаты уставного капитала правом аренды, которое по своему характеру является имущественным правом, то сравнительный анализ п. 6 ст. 66 ГК РФ (в ред. до 01.09.2014 г.) и п. 1 ст. 66.1 ГК РФ (в котором отсутствует упоминание об имущественных правах) показывает, что с 01.09.2014 г. оплата уставного капитала таким имущественным правом не допускается. Следовательно, соответствующая сделка, совершенная после 01.09.2014 г., может быть признана недействительной, а уставный капитал в соответствующей части — неоплаченным. Стоит отметить, что аналогичные ограничивающие нормы на сегодняшний день еще не внесены в законы об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Однако поскольку соответствующие действующие нормы этих законов, предусматривающие возможность оплаты уставного капитала имущественными правами, вступили в противоречие с п. 1 ст. 66.1 ГК РФ, то применению подлежит указанная норма ГК РФ (п. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ).

Источники


  1. Ключевые прецеденты ФАС Московского округа по налогам за 2009 год. — М.: Тимотиз Паблишинг Раша, 2010. — 512 c.

  2. Экзамен на звание адвоката. Учебно-практическое пособие. В 2 томах (комплект); Юрайт — М., 2014. — 885 c.

  3. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.
  4. Профессиональная этика и служебный этикет. Учебник; Юнити-Дана, Закон и право — М., 2014. — 560 c.
  5. Боголепов, Н.П. Значение общенародного гражданского права (Jus Gentium) в римской классической юриспруденции / Н.П. Боголепов. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 257 c.
Внесение права аренды в уставный капитал
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here